Начало течения срока исковой давности

Начало течения срока исковой давности

Начало течения срока исковой давности

Определение начального момента течения срока исковой давности имеет важное теоретическое и практическое значение, так как от этого зависит правильное исчисление срока, а следовательно, адекватная защита нарушенного права. По меткому выражению И.Е.

Энгельмана, исходная точка исчисления давностного срока определяется положительным возникновением права на иск, отвлеченное право на иск принадлежит всякому имеющему известное право, но право осуществляется беспрепятственно; нет надобности и нет возможности предъявить иск — право на иск не сделалось положительно существующим.

По общему правилу, изложенному в п. 1 ст. 200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Пленум Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 43 разъяснил особенности начала течения срока исковой давности для граждан, юридических лиц, публичных образований и органов государственной власти и местного самоуправления.

В случае нарушения прав физических лиц, не обладающих полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособностью (например, малолетних детей, недееспособных граждан), срок исковой давности по требованию, связанному с таким нарушением, начинается со дня, когда об обстоятельствах, указанных в п. 1 ст.

200 ГК РФ, узнал или должен был узнать любой из их законных представителей, в том числе орган опеки и попечительства.

В исключительных случаях, когда пропуск срока исковой давности имел место, например, ввиду явно ненадлежащего исполнения законными представителями таких лиц возложенных на них законодательством полномочий, пропущенный срок исковой давности может быть восстановлен по заявлению представляемого или другого уполномоченного лица в его интересах (ст. 205 ГК).

Если нарушение прав названных лиц совершено их законным представителем, срок исковой давности по требованиям к последнему, в том числе о взыскании убытков, исчисляется либо с момента, когда о таком нарушении узнал или должен был узнать иной законный представитель, действующий добросовестно, либо с момента, когда представляемому стало известно или должно было стать известно о нарушении его прав и он стал способен осуществлять защиту нарушенного права в суде, т.е. с момента возникновения или восстановления полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособности (ст. 21 ГК, ст. 37 ГПК РФ).

Течение исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком (п. 1 ст. 200 ГК). Изменение состава органов юридического лица не влияет на определение начала течения срока исковой давности.

По смыслу ст. ст.

61 — 63 ГК РФ при предъявлении иска ликвидационной комиссией (ликвидатором) от имени ликвидируемого юридического лица к третьим лицам, имеющим задолженность перед организацией, в интересах которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не ликвидационной комиссии (ликвидатору).

В силу п. 1 ст.

200 ГК РФ срок исковой давности по требованиям публично-правовых образований в лице уполномоченных органов исчисляется со дня, когда публично-правовое образование в лице таких органов узнало или должно было узнать о нарушении его прав, в частности о передаче имущества другому лицу, совершении действий, свидетельствующих об использовании другим лицом спорного имущества, например земельного участка, и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

По смыслу п. 1 ст. 200 ГК РФ при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 46 ГПК РФ, ч.

1 ст. 52 и ч. ч. 1 и 2 ст. 53, ст. 53.1 АПК РФ), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.

Для обязательств с определенным сроком исполнения в соответствии с п. 2 ст. 200 ГК РФ исковая давность течет с момента окончания срока (со следующего за датой исполнения дня).

В обязательственных правоотношениях, как правило, срок является существенным условием, и несоблюдение его означает ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства, нарушающее субъективное материальное право кредитора. О таком нарушении кредитору становится обычно известно в момент истечения срока исполнения обязательства. С этого момента и определяется начальный срок исковой давности.

Возможны обязательственные правоотношения, в которых одним из условий соглашения является обязанность должника не совершать определенного действия. Тогда нарушением права кредитора будет совершение должником запрещенного действия. С этого момента возникает право на иск, а значит, и должно быть определено начало течения срока давности.

Таково, например, условие авторского договора исключительной лицензии, по которому автор обязуется в течение срока действия договора не предоставлять другим лицам право использования своего произведения теми же способами, на той же территории и в те же сроки, которые указаны в договоре.

В случае нарушения указанного лицензиат имеет право расторгнуть договор и применить к автору меры ответственности, предусмотренные законом и (или) договором.

Конечно, при рассмотрении вопроса о начале течения срока давности по таким спорам суды учитывают факт, когда лицензиату стало известно или должно было быть известно о нарушении автором своей обязанности не предоставлять права на произведение другому лицу.

В обязательственных правоотношениях, где предусмотрены сроки исполнения обязанностей сторон, возможно в последующем изменение этих сроков по соглашению сторон. Такое изменение сроков исполнения обязанностей влияет на определение начального момента течения срока давности.

Если срок исполнения удлиняется, переносится на более позднее время, чем это было предусмотрено первоначально в правоотношении, то соответственно отодвигается и начальный момент исчисления срока давности.

Равным образом если изменяется первоначальный срок исполнения обязанностей в правоотношении в сторону его сокращения, то суд должен учитывать это важное обстоятельство при определении начального момента течения давностного срока.

Гражданским законодательством регулируется ряд обязательственных отношений, для которых характерно исполнение обязанностей сторонами по частям. Таковы обязательства из договора поставки, подряда на капитальное строительство, а также обязательства, возникающие вследствие причинения вреда здоровью или жизни гражданина, и др.

Договор поставки, например, заключается и на один год, и на более продолжительные сроки. В течение года, например, поставка может производиться поквартально, а в пределах квартала — ежемесячно разными партиями.

Расчеты за поставляемую продукцию (товары) производятся непосредственно между отправителями и получателями за каждую полученную партию продукции (товара).

При таком исполнении обязанностей по частям право требования может возникать в связи с неисполнением обязанности в отдельные частные сроки договора. Соответственно этому и сроки исковой давности применяются и исчисляются по конкретным требованиям отдельно.

Начало течения срока давности определяется истечением внутригодового поквартального или помесячного срока поставки, если поставщик оказывается неисправным и допускает просрочку в поставке или вообще не поставляет обусловленную продукцию (товар) в договорные сроки.

https://www.youtube.com/watch?v=Ir9z00hhsJk

Другое правило действует для обязательств, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования.

В таком случае течение исковой давности начинается с того момента, когда кредитор предъявит должнику требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования.

При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать 10 лет со дня возникновения обязательства. По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства.

Обычно определить момент нарушения по искам о защите прав собственности и других абсолютных прав нетрудно. Конечно, если собственник не знал о нарушении своего права из-за небрежности, бесхозяйственности или других неуважительных причин, то начало течения давностного срока определяется с того момента, когда он должен был узнать о нарушении своего права.

Проблемы могут возникнуть, когда личность нарушителя неизвестна. Например, в случае кражи имущества.

Время, затраченное на обнаружение нарушителя, может «отодвинуть» начало течения срока исковой давности, поскольку срок исчисляется со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Специальные правила определения точки отсчета давностного срока введены уставами и кодексами, регулирующими перевозку грузов транспортными организациями (см. гл. 5 настоящей работы).

По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства. Так, по требованиям к юридическому лицу или предпринимателю — изготовителю недоброкачественного товара торговое предприятие вправе предъявить иск после возврата ему покупателем-гражданином купленного товара.

Специальное правило отсчета исковой давности определено и применительно к ничтожным сделкам (см. гл. 2 настоящей работы).

Перемена лиц в обязательстве не изменяет срок исковой давности и порядок его исчисления. Правило ст.

201 ГК РФ применимо к обоим вариантам перемены лиц: и к уступке права требования (переход прав требования кредитора к другому лицу), и к переводу долга (замена субъектов на стороне должника).

Так, если срок исковой давности начал течь по конкретному праву требования до реорганизации юридического лица или при жизни наследодателя, то для правопреемников он продолжается.

В п. 8 Постановления Пленума от 29 сентября 2015 г. N 43 Верховный Суд РФ указывает на то, что согласно п. 2 ст. 196 ГК РФ срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен, за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Началом течения такого 10-летнего срока, за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ст. 181 и абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ, является день нарушения права.

Если иное прямо не предусмотрено законом, для целей исчисления этого срока не принимается во внимание день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, и указанный срок не может быть восстановлен.

Названный срок применяется судом по заявлению стороны в споре. Вместе с тем истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения 10-летнего срока имело место обращение в суд в установленном порядке или обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга.

Десятилетний срок, установленный п. 2 ст. 196 ГК РФ, не подлежит применению к требованиям, на которые в соответствии с законом исковая давность не распространяется (например, ст. 208 ГК).

Источник: https://pravo163.ru/nachalo-techeniya-sroka-iskovoj-davnosti-2/

Начало и окончание течения срока исковой давности

Начало течения срока исковой давности
Юридическая энциклопедия МИП онлайн – задать вопрос юристу » Гражданское право – разделы » Сделки и сроки » Начало и окончание течения срока исковой давности

Общий порядок определения начала течения срока, определение начала сроков по отдельным видам обязательств.

При исчислении любого юридически значимого срока имеет значение момент, когда он начинает течь. От этого зависит порядок исполнения обязательств лиц по тому или иному договору. Важен такой момент и в других случаях. Наиболее известным из них служит срок исковой давности, поскольку он является маркером, определяющим наличие или отсутствие безусловного права на защиту участников обязательств.

Общие правила, позволяющие установить начальный момент срока исковой давности, изложены в ст. 200 ГК.

Общий порядок определения начала течения срока

Если с исковой давностью по требованиям физических лиц коллизий не возникает, то такие ситуации возможны, когда требования предъявляются со стороны юридических лиц.

В руководящих разъяснениях высших судебных инстанций от 12 и 15 ноября 2001 года эта проблема разрешена.

Момент, когда начинает течь соответствующий срок, не может переноситься в связи с назначением нового управляющего лица.

Довод последнего о том, что имеющие значения обстоятельства не были ему известны до вступления в должность судами не принимается и срок не начинает течь заново.

Определение начала сроков по отдельным видам обязательств

Помимо общих правил, существуют специальные нормы, определяющие срок возможной судебной защиты прав истца.

Течение исковой давности для обязательств с определенным сроком исполнения

Ч. 2 ст. 200 ГК установлено правило, определяющее этот момент для обязательств, обладающих определенным сроком исполнения.

Эти условия, как правило, являются существенными для участвующих в них лиц. Если срок исполнения будет нарушен обязанным лицом, это нанесет урон правам кредитора. Считается, что это условие нарушено, если пропущена дата исполнения.

Учитывая его существенный характер, кредитор не может не знать о наступлении срока его исполнения.

По этой причине, закон устанавливает дату начала исчисления срока исковой давности на день, следующий после окончания периода выполнения обязательств.

Изменение сроков давности по соглашению сторон в обязательственных правоотношениях с предусмотренными для сторон сроками выполнения действий

Бывают случаи, когда по взаимной воле сторон срок выполнения обязанностей переносится. Такие ситуации возможны даже при нарушении первоначально предусмотренных периодов. Действующие правила предполагают и перенос начала течения сроков на обращение в суд. Его пролонгация соответствует соответствующему изменению, которое предусматривает соглашение сторон.

Если иск все-таки подается, то доводы ответчика о пропуске срока по первоначально определенному обязательству не будут приниматься судами.

Обязательственные правоотношения, для которых характерно исполнение обязанностей сторонами по частям

Если характер соглашения предполагает исполнение обязательств частями. Наиболее распространенными договорами такого типа служат подряд и поставка. В первом случае, речь идет о поэтапном выполнении предусмотренной работы и проведении приемки после каждой выполненной стадии.

Кредитор должен помнить о том, что каждый этап или часть обязательства, предусмотренная в договоре, имеет собственный срок на предъявление требований в суд. По этой причине, нельзя откладывать обращение с иском, опираясь на такой период в отношении всего обязательства.

Обязательства с неопределенным сроком, либо до востребования

Такие обязательства характеризуются тем, что стороны заранее не знают о том, когда наступит соответствующее обязательство. Примером выступает договор найма жилого помещения бессрочного характера.
Ч. 2 ст. 200 ГК устанавливает правило, согласно которому срок исковой давности начинает течь с момента предъявления требования о выполнении обязательства.

Если требование или закон предоставляют определенный срок для соответствующих действий должника в добровольном порядке, то период, в течение которого можно получить судебную защиту, начнет исчисляться после даты окончания времени, предоставленного на выполнение. Речь идет о дне, следующем за крайней датой, рассчитываемой по закону или указанной в требовании.

Регресс

Ч. 3 ст. 200 ГК устанавливает момент начала течения срока, если должнику по обязательству предоставляется право регресса. Это весьма распространено в страховом деле, где существует институт суброгации.
Закон охраняет интерес понесшего ущерб субъекта, поскольку течение срока начинается с даты исполнения обязанностей перед первоначальным кредитором.

Определение момента нарушения по искам о защите прав собственности и других абсолютных прав

Если речь идет о защите вещных прав, то, в большинстве случаев, определить момент начала течения сроков достаточно просто. Истец может узнать о пропаже той или иной вещи достаточно быстро.

Если срок пропущен, то ссылки на незнание о факте пропажи будут иметь невысокие перспективы быть принятыми.

Причиной этого, как правило, является неаккуратное отношение ряда лиц к имуществу, что станет основанием для отказа, поскольку речь идет о ситуации, когда истец должен был узнать о пропаже в достаточно короткий период.

https://www.youtube.com/watch?v=CNG4KT37bDU

Проблему представляют некоторые преступления, связанные с хищением, поскольку личность ответчика до какого-то времени установить практически невозможно. В качестве решения, необходимо ходатайствовать о восстановлении срока, поскольку для этого существует уважительная причина.

Перемена лиц в составе сторон

Начало течения срока исковой давности в таких ситуациях определено правилами ст. 201 ГК. Согласно ним, замена стороны не влечет изменения сроков. Речь идет об отношениях правопреемства, которые предполагают полное и безоговорочное принятие всех обязательств. Примером выступает наследование.

Специальные правила отсчета

Ст. 181 ГК устанавливает специальные правила исчисления сроков на обращение в суд с исками о недействительности сделок.

В случае с ничтожными сделками, речь идет о дате начала исполнения обязательств по ней. Если истцом выступает лицо, не входящее в состав ее сторон, то течение срока начинается с того дня, когда она узнала или должна была узнать о начале реализации сделки.

Общее правило для оспоримых сделок предполагает начало исчисления с момента, когда истцу становится известна информация, являющаяся снованием для обращения в суд, либо дата, когда она должна была стать известной. Если иск заявляется в связи с производившимся насилием или угрозами, срок рассчитывается с даты, когда эти обстоятельства прекратили свое действие.

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация – разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Источник: https://advokat-malov.ru/sdelki-i-sroki/nachalo-i-okonchanie-techeniya-sroka-iskovoj-davnosti.html

Исковая давность. Когда начинает течь срок исковой давности?

Начало течения срока исковой давности

Казалось бы, что тема исковой давности проста, а вопросы применения сроков исковой давности не вызывают никаких трудностей. Относительно большинства исковых требований это действительно так.

Тем не менее, в некоторых случаях и суды, и юристы допускают ошибки в применении сроков исковой давности, что, как правило, связано с неправильным пониманием того, с какого момента начинает течь срок исковой давности.

Поэтому самым важным является установление момента начала течения срока исковой давности.

В публикации я изложу свое видение на этот важный вопрос применения сроков исковой давности, а также приведу точки зрения ВС РФ относительно начала течения сроков исковой давности по разным категориям дел.

Момент начала течения срока исковой давности.

Почему такое значение имеет правильное определение момента начала течения срока исковой давности?

Ответ очевиден. Если момент начала течения данного срока определен, то дату истечения срока исковой давности рассчитает любой человек, который знает элементарную арифметику.

ч.1 ст. 200 ГК РФ предусматривает:

Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Сложность, которую вызывает определение момента начала течения сроков исковой давности, зачастую связана с тем, что многие не очень понимают то, какое право защищает конкретное требование.

В свое время я писал в журнал «Семейное и жилищное право» статью «Спорные вопросы определения момента начала течения исковой давности по искам о разделе общего имущества супругов».

Основная идея в ней заключается в определении того, какое право подлежит защите и категория соответствующего иска.

Если за пример взять раздел общего имущества супругов, то процитирую выдержку из статьи:

В науке гражданско-процессуального права большинство исследователей классифицируют иски, исходя из их процессуальной цели, на иски о присуждении, иски о признании и преобразовательные иски.

Целью первых является выполнение ответчиком каких-либо действий в пользу истца, вторых — признание существования правоотношения или признание его отсутствия, третьих — преобразование или изменение правоотношения.

Иск о разделе совместного имущества в материально-правовом смысле имеет целью преобразовать совместную собственность, которая является разновидностью общей собственности, в общую собственность с определением долей, а далее, в зависимости от конкретных требований, признать за каждым из супругов либо право на доли в праве общей собственности на какие-либо вещи, либо признать право на какие-либо вещи, а также, возможно, присудить одному из бывших супругов денежную компенсацию. В любом случае без цели преобразования материального правоотношения иск о разделе совместной собственности не имеет правового смысла.

Вывод о процессуальной природе иска о разделе совместной собственности подтверждается также и содержанием ч.1 ст. 254 ГК РФ, которая предусматривает, что раздел общего имущества между участниками совместной собственности, а также выдел доли одного из них может быть осуществлен после предварительного определения доли каждого из участников в праве на общее имущество.

Из изложенного следует, что с точки зрения действующего законодательства срок исковой давности по рассматриваемым в настоящей статье исковым требованиям начинает течь с момента нарушения одним из сособственников права другого участника совместной собственности на преобразование совместной собственности на имущество в право собственности каждого из бывших супругов.

Таким нарушением, в частности, будет отчуждение имущества сособственником, на чье имя произведена государственная регистрация права собственности на недвижимое имущество, либо отчуждение движимой вещи, которой владеет один из сособственников, либо отказ участника совместной собственности заключить соглашение о разделе общего имущества.

Таким образом, течение срока исковой давности в данном случае может начаться и через 5, и через 10 лет после расторжения брака.

и если правильно понимать какой иск предъявляется и на защиту какого права, то становится понятным с какого момента необходимо исчислять сроки исковой давности.

Непонимание правовой природы иска о разделе общего имущества супругов приводило многие суды к совершенно разному определению данного момента применительно к разделу общего имущества супругов.

То же самое можно сказать и о иных спорах, когда не совсем очевидно, какое право и каким иском подлежит защите. Когда начинаешь изучать случаи неправильного применения сроков исковой давности всегда приходишь к выводу, что суд не понимал природу иска и то, какое право защищается.

Здесь я хочу привести несколько примеров с их анализом, что позволит подходить к решению вопроса установления момента начала течения срока исковой давности с пониманием принципа.

Определение СКГД ВС РФ №22-КГ17-8 от 24.10.2017.

Срок исковой давности при найме специализированных жилых помещений.

ФабулаФГКУ «Северо-Кавказское территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны Российской Федерации (далее — Учреждение) обратилось в суд с иском к Рыбалову В.А., Рыбаловой И.А., Рыбаловой А.В. о признании утратившими право пользования служебным жилым помещением  и выселении без предоставления другого жилого помещения.

В обоснование иска Учреждение указало, что Рыбалов В.А. 14 марта 2011 г. уволен из числа гражданского персонала Вооружённых Сил Российской Федерации, в связи с чем договор найма служебного жилого помещения, предоставленного Рыбалову В.А.

и членам его семьи на период работы в войсковой части 30184, подлежит прекращению, а ответчики — выселению из служебной квартиры без предоставления другого жилого помещения.

Решением Моздокского районного суда Республики Северная Осетия Алания от 9 июля 2015 г. в удовлетворении требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия — Алания от 4 мая 2016 г. решение суда оставлено без изменения.

Правовым основанием отказа в удовлетворении исковых требований судами нижестоящих инстанций явилось заявление ответчиков о применении сроков исковой давности и их применение судом.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции по заявлению ответчика применил к спорным правоотношениям срок исковой давности.

При этом суд исходил из того, что трёхлетний срок исковой давности для предъявления иска о выселении ответчиков из служебного жилого помещения исчисляется со дня увольнения Рыбалова В.А. — 14 марта 2011 г. и на момент обращения истца в суд является пропущенным.

Попробуем проанализировать, правильно ли суд первой инстанции определил момент начала течения срока исковой давности.

14.03.2011 всего лишь возникло основание для выселения, но это еще не говорит о возникновении спора о праве. Ответчика никто не выселял, и он продолжал жить. Истец в течении определенного времени не требовал, чтобы ответчики выселились, хотя у него имелись основания для прекращения и выселения.

Когда же возникает в таком случае спор о праве? А спор появляется только после того, как истец предлагает ответчикам добровольно выселиться, а ответчики оспаривают прекращение жилищного правоотношения.

Иск о признании утратившими право пользования является деклараторным и его цель лишь признать отсутствие наличия жилищного правоотношения, т.е. это отрицательный иск о признании.

Спор об отсутствии правоотношения может возникнуть только с того момента, когда сторона отрицает его прекращение.

В данном деле увольнение одного из ответчиков не означало, что он оспаривает прекращение жилищного правоотношения.

Спор же возник только тогда, когда ответчик отказался освобождать жилое помещение, т.е. оспаривал прекращение правоотношения, а не в дату его увольнения.

Иск о выселении является исполнительным иском, который вытекает из отсутствия жилищного правоотношения. Спор здесь возникает только тогда, когда ответчик отказывается освободить жилое помещение.

Теперь посмотрим, что написала СКГД ВС РФ, отменяя решения нижестоящих судов. В определении говорится:

В соответствии с частью 3 статьи 104 Жилищного кодекса Российской Федерации договор найма служебного жилого помещения заключается на период трудовых отношений, прохождения службы либо нахождения на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должность.

Прекращение трудовых отношений либо пребывания на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения.

Согласно части 1 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам.

В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 102 и частью 2 статьи 103 данного кодекса.

По смыслу приведённых выше норм права, прекращение трудовых отношений с работодателем, предоставившим жилое помещение, служит лишь основанием для прекращения договора найма служебного жилого помещения, но не влечёт за собой автоматическое прекращение договора в момент увольнения сотрудника.

Договор найма служебного жилого помещения сохраняет своё действие вплоть до его добровольного освобождения нанимателем, при отказе от которого гражданин подлежит выселению в судебном порядке с прекращением прав и обязанностей в отношении занимаемого жилья.

При этом наймодатель вправе в любое время после увольнения нанимателя потребовать выселения последнего и членов его семьи из служебного жилого помещения.

 Поскольку спорные правоотношения, регулируемые нормами жилищного законодательства, носят длящийся характер, а договор найма служебного жилого помещения, на основании которого Рыбалов В.А.

совместно с членами семьи продолжает занимать жилое помещение, не прекратил своего действия, оснований для исчисления срока исковой давности с даты увольнения Рыбалова В.А., а равно и применения исковой давности в рассматриваемом споре у суда не имелось.

Нижестоящие суды руководствовались наивным или обывательским пониманием определения момента начала течения срока исковой давности, не понимая, какое право истца нарушено. Сам договор найма автоматически не прекращается, а срок исковой давности начинает течь с момента отказа освободить добровольно жилое помещение.

Источник: https://pravorub.ru/articles/82149.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.