Ндс 22

Повышение НДС до 22% и другие налоговые новации, о которых лучше знать заранее

Ндс 22

Сегодня министр финансов Антон Силуанов рассказал о планах правительства повысить НДС с 18% до 22%. Соответствующее заявление Силуанов сделал в рамках недели российского бизнеса, проводимой РСПП. И это далеко не первое высказывание высокопоставленных чиновников на тему грядущего налогового маневра правительства.

Задачу по изменению налоговой системы перед министрами поставил президент Владимир Путин.

В своем послании послании Федеральному собранию в декабре 2016 года глава государства заявил, что предложения по настройке налоговой системы и соответствующие поправки в законодательство должны быть приняты до конца 2017 года и введены с 2018 года.

По итогам этих изменений должны быть зафиксировав новые стабильные правила на долгосрочный период. Как поняли многие – на следующий президентский срок.

Forbes собрал заявления последнего времени о новациях в налоговой сфере, озвученных как представителями власти, так и околовластными экспертами.

Повышение налога на добавленную стоимость – одной из главных составляющих бюджетных доходов, обсуждается в рамках налоговой реформы, намеченной на 2018 год.

По словам главы Минфина Силуанова,  предлагаемая конфигурация – уравнивание ставки – увеличение НДС и сокращение страховых взносов до 22% будет «нейтральной для бюджета». Тем не менее, увеличение НДС может вызвать разовое повышение инфляции на два процентных пункта.

Силуанов также добавил, что Минфин предлагает оставить льготы по уплате НДС для отдельных секторов. «По НДС мы предлагаем сохранить преференции для отдельных отраслей — сельское хозяйство, медицина, образование, финансовый сектор».

Снижение страховых взносов до 22%.

Повышение НДС планируется компенсировать снижением нагрузки на работодателей – с 30% до 22% ставки страховых взносов. Министр финансов Силуанов заявил, что полагает возможным снизить совокупную ставку страховых взносов и перенести соответственно нагрузку на косвенные налоги.

По мнению министра, увеличение ставки по страховым взносам приводит к росту теневого сектора: «здесь надо пойти в обратном направлении, наоборот, снизить эту тяжелую нагрузку для предприятий на фонд оплаты труда. Она у нас одна из самых высоких среди стран не только с развивающейся экономикой, но и с развитыми экономиками».

Изменение ставки подоходного налога

В конце февраля Алексей Кудрин заявил, что российские власти не исключают возможности повышения налога на доходы физических лиц.

Дискуссия о том, повышать или не повышать ставку НДФЛ возникает регулярно. На этот раз дискуссия сопровождается идей введения льготы по НДФЛ для граждан, вкладывающихся в свой индивидуальный пенсионный капитал – ИПК.

 В частности, Минфин, чтобы мотивировать граждан выплачивать в него взносы, предлагает регулировать ставку НФДЛ пропорционально пенсионным отчислениям.

Не участвующие в ИПК граждане будут платить 15%, а тем, кто станет направлять на накопления 10% зарплаты, подоходный налог установят в размере тех же 10%.

Пока эта инициатива воспринимается критически, поскольку ударит по беднейшим слоям населения: у большинства россиян нет уверенности в том, что НПФ сохранятся через 10-15 лет, а заранее откладывать «в пустоту»  желающих немного.

Введение прогрессивной шкалы НДФЛ

Вопрос о целесообразности введения прогрессивного подоходного налога ведется с самого момента его отмены в 2000 году. 

По словам Антона Силуанова, «за время применения прогрессивной шкалы с 1 января 1992 года по 31 декабря 2000 года эффективности такая система не показала».

При этом единая ставка на подоходный налог дает стабильный результат и обеспечивает регулярные поступления.

 Решить вопрос социальной несправедливости можно за счет увеличения дифференциации при налогообложении дорогостоящего имущества граждан.

Однако у идеи введения прогрессивной шкалы есть и влиятельные сторонники. Например, советник президента по экономике Сергей Глазьев.

 В январе этого года фактически в поддержку введения прогрессивной шкалы налогообложения доходов физ лиц выступил так же ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов.

По его словам 20% ставки НДФЛ могла бы быть введена для россиян, зарабатывающих более 150 000 – 200 000 рублей в месяц.

В прошлом году идею также поддерживала Ольга Голодец. Несмотря на определенный скепсис, полностью идею не отвергает и Минфин. «Этот вопрос может быть рассмотрен где-то после 2018 года, когда стабилизируется экономическая ситуация», — говорил в прошлом году Силуанов.

Налоги в нефтяной отрасли

Сегодня Силуанов так же предложил обнулить экспортную пошлину на нефть в период  2022-2025 годов.

По его словам, в правительстве идет обсуждение вопроса обнуления пошлины на экспорт нефти и нефтепродуктов с постепенным переносом нагрузки на внутреннее налогообложение. Минфин сейчас  проводит консультации по этому вопросу с Минэнерго и нефтяниками.

Ранее Минфин предложил изменить систему налогообложения в нефтяной отрасли и перейти с НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) на НДД (налог на дополнительный доход). Это решение назрело, его надо принимать срочно, заявлял Силуанов в январе.

Спор о переходе на НДД между Минфином и Минэнерго ведется уже несколько лет, в числе главных разногласий между ведомствами – величина выпадающих доходов бюджета и размер компенсации. Вопрос об изменении налогового режима в нефтянке —вопрос вчерашнего дня, новый порядок нужно вводить с 2017-2018 годов, категоричен Силуанов.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/340745-povyshenie-nds-do-22-i-drugie-novacii-o-kotoryh-luchshe-znat-zaranee

Правительство хочет повысить НДС и понизить прямые налоги. Чем это грозит? Отвечает директор центра налоговой политики экономического факультета МГУ Кирилл Никитин

Ндс 22

В понедельник, 13 марта, министр финансов России Антон Силуанов заявил о необходимости снизить прямые налоги, а потери доходов бюджета компенсировать повышением косвенных сборов.

Так, Силуанов предложил снизить совокупную ставку страховых взносов, которые уплачивают работодатели, с 30 процентов до 22 процентов, увеличить налог на добавленную стоимость с 18 процентов до 22 процентов, а также отменить льготную ставку страховых взносов для больших зарплат.

Чем это обернется для граждан и для бизнеса, по просьбе «Медузы» рассказал директор центра налоговой политики экономического факультета МГУ Кирилл Никитин.

Кирилл Никитин

Директор центра налоговой политики экономического факультета МГУ

Идея налогового маневра принадлежит министру экономического развития Максиму Орешкину, он педалировал ее, еще когда был заместителем министра финансов, и в зону его ответственности входили вопросы доходов бюджета. В версии Орешкина совокупная ставка страховых взносов снижалась с 30 процентов до 21 процента, а НДС поднимался с 18 до 21 процента — это конфигурация «21-21».

[Министр финансов Антон] Силуанов предложил конфигурацию «22-22» (снизить ставку страховых взносов, которые уплачивают работодатели, с 30 до 22 процентов от зарплаты, а НДС увеличить с 18 до 22 процентов — прим. «Медузы») . Параметры скорректировали, потому что, по моим расчетам, в первом случае бюджет потеряет 100 миллиардов рублей, а во втором — выиграет 200 миллиардов.

Маневр нацелен на снижение налоговой нагрузки на определенные отрасли. Небезосновательно считается, что у нас крайне высока нагрузка на фонд оплаты труда.

Это не так важно для компаний, у которых фонд составляет малую часть — например, добывающая промышленность, — но важно для производств с высокой долей человеческого труда — креативные отрасли, инжиниринг, IT, научно-исследовательская область. Получается, развитие последних отраслей сдерживается.

Ведомства Орешкина и Силуанова, может, и рады предпринять более радикальные шаги по снижению налоговой нагрузки, но любой их маневр ограничен идеей, что нельзя допустить роста дефицита бюджета. Поэтому, чтобы компенсировать выпадающие доходы, которые появятся из-за снижения нагрузки на фонд оплаты труда, предлагается поднять НДС до 22 процентов.

Это означает повышение розничных цен, в данном случае — на 3,5 процента. При этом рост цен не приведет к одномоментному росту зарплат, они будут расти постепенно и на меньшую величину. Так что расходы граждан возрастут. Предприниматели же направят сэкономленные средства на инвестиции, на прибыль для владельцев и на увеличение роста зарплат вслед за ростом цен.

В каких пропорциях, неизвестно — это установится эмпирически.

Есть второй важный момент. Сейчас налогообложение устроено так, что эффективная ставка страховых взносов падает с ростом зарплат. Работодатель платит за своего сотрудника взнос в фонд пенсионного страхования (ПФР) 22 процента от зарплаты.

Но если оклад выше 73 тысяч рублей в месяц, то вся часть зарплаты выше этой суммы облагается сниженной ставкой — 10 процентов. Логика отчислений в фонд социального страхования (ФСС) похожа — 2,9 процента, если зарплата меньше 62 917 рублей в месяц, все что выше — идет по нулевой ставке.

И только взносы в Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) для всех начисляются по ставке в 5,1 процента.

Так что совокупная ставка страховых взносов для зарплаты до 62 917 рублей в месяц составляет 30 процентов, а потом начинает падать (кстати, из-за этой схемы высокая нагрузка на фонд оплаты труда более заметна для компаний с маленькими зарплатами).

Теперь все три ставки предлагают сделать фиксированными вне зависимости от размера зарплат. Получается, что для зарплат выше 150-160 тысяч рублей налоговая нагрузка на фонд оплаты труда возрастет до 22 процентов.

Принципы этой системы очевидны: богатый платит за бедного, здоровый — за больного, работающий — за неработающего.

Если бы я платил в ФОМС увеличенную ставку до определенной суммы (как в ФСС и ПФР) — это было бы логично. У нас 22 миллиона граждан не числятся работающими, хотя находятся в работоспособном возрасте.

За них в ФОМС платят субъекты федераций, то есть, фактически, работающие налогоплательщики.

В мире есть разные системы налогооблажения — страховые, полусолидарные. Например, в США предыдущий президент Барак Обама заставил всех, кто был не покрыт медицинской страховкой, купить ее.

Это 45 миллионов человек, в основном, молодые люди, которые не попадали под льготные программы и считали, что страховка для них слишком дорога. После этого выросли цены, снизилась сумма покрытия, но эти люди покупали страховку для себя.

Это не колхоз, как у нас, когда человек формирует пенсию всем подряд — и нынешним пенсионерам, и айтишникам (которые, кстати, платят по льготной ставке 14%), и тем, кто в тени. Наша система — очень нестраховая и неперсонализированная.

Источник: https://meduza.io/feature/2017/03/13/pravitelstvo-hochet-povysit-nds-i-ponizit-pryamye-nalogi-chem-eto-grozit

Госдума приняла закон о повышении НДС. Что нас ожидает, мнения экспертов

Ндс 22

Госдума в третьем, окончательном чтении приняла закон о повышении налога на добавленную стоимость с 2019 года до 20% с нынешних 18%, одновременно сохраняющий на постоянной основе ставку страховых взносов в социальные внебюджетные госфонды на уровне 30% вместо планировавшегося ранее повышения.

При этом предусматривается сохранение всех действующих льготных ставок по НДС, а также права автопроизводителей получать вычеты на суммы НДС, уплаченные при приобретении товаров, работ и услуг, даже если они приобретались за счет бюджетных субсидий или бюджетных инвестиций.

Одновременно до 2025 года продляется действие нулевой ставки НДС для авиаперевозок пассажиров и грузов в Республику Крым и Севастополь, а также устанавливается аналогичная ставка для таких авиаперевозок в регионы Дальневосточного федерального округа. Сроком действия нулевой ставки НДС при авиаперелетах в Калининградскую область также устанавливается 2025 год.

В настоящее время внутренние воздушные перевозки в РФ облагаются НДС по льготной ставке 10%. Исключение сделано для Республики Крым, Севастополя и Калининградской области, для которых установлен нулевой НДС (для Крыма и Севастополя — до 1 января 2019 года, для Калининградской области — на бессрочной основе).

Закон также сохраняет на постоянной основе действующую ставку взноса на обязательное пенсионное страхование в размере 22%. Одновременно с этим сохраняется и так называемый «хвост — ставка взноса в 10% на зарплаты сверх установленной предельной величины.

Помимо этого, для некоммерческих и благотворительных организаций до 2025 года продляется действие пониженных тарифов страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (20%), медстрахование и страхование от временной нетрудоспособности и в связи с материнством (0%).

Сейчас общая ставка страховых взносов в РФ составляет 30% от фонда оплаты труда: 22% — взнос в Пенсионный фонд России (ПФР), 5,1% — в Фонд обязательного медицинского страхования и 2,9% — в Фонд социального страхования. Начиная с 2021 года общая ставка должна была вырасти до 34% — за счет повышения до 26% взноса в ПФР. Согласно принятому закону, она останется на уровне 30%.

Повышение НДС – один из способов профинансировать будущие реформы

На выполнение нового указа Путина правительству нужно найти ещё 8 трлн рублей. Один из рассматриваемых способов найти средства — повышение НДС с 18% до 20%, рассказали «Ведомостям» на условиях анонимности три федеральных чиновника.

По их словам, рост НДС может принести федеральному бюджету дополнительные 2 трлн рублей в течение шести лет. Ещё 3 трлн рублей государство планирует занять с помощью облигаций федерального займа, 2 трлн рублей получить за счёт повышения пенсионного возраста, 1 трлн рублей — за счёт налоговой реформы в нефтяной отрасли.

Чего ожидать потребителямв случае повышения НДС

Эксперты ожидают, что подорожают все товары, на которые будет повышен НДС, за исключением тех, на которые цены устанавливаются административным образом. В случае отмены льготной десятипроцентной ставки сильнее всего подорожают продукты питания и лекарства, так как НДС на них вырастет в два раза.

Повышение НДС на два процентных пункта ускорит рост цен на 0,8-1 процентный пункт, ожидает главный экономист «Альфа-банка» Наталия Орлова. Она отметила, что это «не страшно» в условиях низкой инфляции. В апреле инфляция составила 2,4% в годовом выражении.

Руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина ожидает, что при повышении ставки цены на основные товары вырастут на 1,5-2% от конечной стоимости товара. В случае отмены льготной ставки рост цен на продовольствие и лекарства может составить порядка 9% от нынешней стоимости.

По расчётам декана факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Юлии Вымятниной, в случае повышения НДС инфляция к концу 2018 года вырастет с нынешних 2,5% до 4-5% в годовом выражении. Если будет сокращён перечень товаров и услуг, освобождённых от уплаты НДС или на которые сейчас распространяется льготная ставка, то можно ожидать более высокого роста цен, предупреждает она.

Поскольку производители, освобождённые от уплаты НДС или уплачивающие НДС по более низкой ставке, пользуются в своей деятельности товарами и услугами производителей, которые столкнутся с повышением НДС, то в итоге рост НДС по достаточно широкой категории товаров и услуг затронет практически всех производителей в стране. Юлия Вымятнина

Отмена льготной ставки приведёт к росту цен на лекарства на 10-12%,подсчитал Николай Беспалов, директор аналитической компании RNC Pharma, которая специализируется на оценке состояния сетевого сегмента российского фармацевтического ритейла.

Кроме того, сейчас идёт работа над внедрением системы маркировки лекарственных препаратов, затраты на которую тоже будут заложены в конечную стоимость. При сложении этих двух факторов рост цен может составить 12-15%, считает Беспалов.

Последствия для системы здравоохранения могут быть очень серьёзными, фактически на рынке возникнет искусственный кризис, который приведёт к резкому сокращению спроса. Это, во-первых, вызовет снижение доступности лекарственных препаратов.Во-вторых, спровоцирует почти гарантировано массовое банкротство аптек и дистрибьюторов.

В отрасли накоплен очень большой объём товарных кредитов. Компании просто не смогут их обеспечивать, если спрос ещё провалится. В итоге последствия для рынка могут быть катастрофическими.

Николай Беспалов, директор RNC PharmaТакое решение сократит потребление со стороны домохозяйств, которые уже перешли в режим экономии на фоне непрерывного падения реальных доходов с начала кризиса в 2014 году.

Особенно сильным удар будет по людям предпенсионного возраста — они одновременно лишатся пенсий из-за повышения пенсионного возраста. Таким образом, есть риски всплеска социальной нестабильности.Тимур Нигматуллин, аналитик компании «Открытие брокер»

Как повышение повлияет на бизнес среду

Повышение НДС затронет и бизнес — на фоне снижения потребления и спроса. Сейчас потребление — чуть ли не единственный драйвер роста, не зависящий от цен на нефть, и повышение налоговой нагрузки на потребление неминуемо скажется на темпах экономического роста, который и так очень мал, предупреждает Александра Суслина из Экономической экспертной группы.

Прежде всего повышение НДС затронет несырьевой сектор экономики: машиностроение, строительство, электроэнергетику, ритейл. Меньше всего пострадают производители продовольственных товаров, табака, дешёвого алкоголя и те, кто предлагает услуги транспорта.

https://www.youtube.com/watch?v=jNWAI0s5fTM

Повышение НДС на два процентных пункта может оказаться критичным для ряда предприятий малого и среднего бизнеса — им придётся повысить цены, условно говоря, на величину роста НДС. Однако нельзя быть уверенными в том, что спрос на их продукцию в результате сохранится на прежнем уровне.

Для более крупных производителей, а также для производителей товаров и услуг первой необходимости критичного ничего в таком повышении НДС нет — на их продукцию спрос будет в любом случае.

Юлия Вымятнина,декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

«Скорее всего, с учётом этого реализация новых майских указов не даст ожидаемого эффекта на экономический рост», — констатирует Нигматуллин.

Есть ли альтернатива повышению НДС

Эксперты резюмируют, что государство не сможет за шесть лет найти 2 трлн рублей, совсем не повышая налоговую нагрузку на бизнес и население.

В идеале, стоило бы пересмотреть сам «майский указ» с точки зрения выполнимости в нынешних условиях, а не пытаться выполнить его любыми средствами за счёт населения и во вред экономике, рассуждает Александра Суслина из Экономической экспертной группы.

Возможно, имеет смысл действовать комплексно. Можно отказаться от нулевых ставок НДС и освобождения от НДС (за исключением экспорта), оставив только льготные ставки и стандартные ставки 10-18%.

Помимо этого, имеет смысл отказаться от неэффективной программы материнского капитала, тем более снижение ставок по ипотеке и программы субсидирования её для семей эффективно её заменяют.Наконец, недостающие средства можно получить за счёт приватизации пакетов акций госкомпаний.

Как минимум, можно полностью выйти из капитала «Аэрофлота» и ВТБ, продать блокпакеты в РЖД и более мелких активах. Помимо поступлений от продажи приватизация улучшит корпоративное управление и дополнительно подстегнёт экономический рост и налоговые отчисления.

Тимур Нигматуллин, аналитик компании «Открытие брокер» Нужно понимать, что в нашей стране проблема скорее сводится к структурным ограничениям в экономике — нужно менять стиль государственного управления, снижать бремя разного рода проверок, снижать коррупционную составляющую, чтобы экономика действительно могла начать расти. Если удастся продвинуться в этом направлении, можно было бы избежать повышения налогов. Однако на данный момент такой сценарий представляется маловероятным. Юлия Вымятнинадекан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

НДС считается наиболее нейтральным налогом и, по сравнению с остальными налогами, в меньшей степени влияет на экономику, объяснил Андрей Чернявский из Центра развития ВШЭ. Альтернативные меры в этом направлении, по его словам, не способствуют росту экономики и будут иметь только негативные последствия.

При этом Чернявский допускает, что правительство может вернуться к обсуждению НДФЛ, потому что в России относительно низкий налог на доходы физических лиц. Вопрос повышения НДФЛ уже поднимался в марте 2018 года, но в мае Дмитрий Медведев заверил, что сейчас таких планов нет.

Если не повысить ставки внутренних налогов, правительство будет тратить на финансирование реформ поступления от высоких цен на нефть, а это опасный путь, предупреждает главный экономист «Альфа-банка» Наталия Орлова.

В этом случае будет расти зависимость бюджета от нефтяных поступлений и кроме того судьба реформ также будет привязана к состоянию сырьевого рынка. Поэтому повышение налоговой нагрузки, особенно на потребителей, выглядит безальтернативным.

Налогообложения российского бизнеса сопоставимо с уровнем бизнеса налогообложения в мире, а вот ставки подоходного налога в России гораздо ниже мировых. По этой причине именно потребители являются основными кандидатами на увеличение налоговых платежей в бюджет.

Наталия Орлова, главный экономист «Альфа-банка»

Выводы

  • НДС фактически платят потребители, повышение сбора нужно для финансирования новых президентских указов. Если сбор увеличат, бизнесу придётся поднять цены. В этом случае малый и средний бизнес ждёт потеря спроса на их товары.
  • Рост цен может составить от одного до нескольких процентов. Предсказать сложно, ведь компании используют товары и услуги подрядчиков, которых тоже заденет рост НДС.
  • Цены на лекарства могут вырасти сильнее, чем на другие товары. Если учесть и повышение НДС, и внедрение систем маркировки лекарств, то рост цен может составить 12-15%.
  • Можно ли выбрать другой сценарий? Да, например, продать госпакеты «Аэрофлота» и ВТБ или пересмотреть «майские указы» Путина. Но в целом альтернативные меры привлечения средств могут привести к более негативным последствиям, а НДС — наиболее нейтральный налог.

РИА Новости, VC.ru, Ведомости

Источник: https://zen.yandex.ru/media/creditura/gosduma-priniala-zakon-o-povyshenii-nds-chto-nas-ojidaet-mneniia-ekspertov-5b57e126b00f5900ac9a8366

Последствия повышения НДС до 22% для бизнеса

Ндс 22

Новые данные ФНС и Росстата позволяют уточнить, что повышение НДС до 22% вызовет значительный рост расходов компаний и бюджетных организаций на уплату НДС своим поставщикам.

На этой неделе возобновилась дискуссия о «налоговом маневре 22/22», предполагающем снижение страховых взносов до 22% фонда оплаты труда в обмен на повышение ставки НДС до 22%.

Судя по сообщениям СМИ, руководство Минфина представило новые данные о результатах налогового маневра, согласно которым большинство отраслей экономики получит «небольшое снижение налоговой нагрузки» в результате уменьшения страховых взносов.

В качестве секторов экономики, получающих наибольшие выгоды от «маневра 22/22», названы сельское хозяйство, образование, здравоохранение, а также госуправление и обеспечение безопасности, а в качестве секторов с наибольшими потерями – строительство и ЖКХ.

При этом, как и ранее, вклад повышения НДС до 22% в нагрузку компаний существенно недооценивается. В то же время уточненные данные ФНС и новые данные Росстата о межотраслевом балансе РФ позволяют дать оценку расходов организаций различных отраслей экономики на уплату НДС.

Расходы компаний на уплату «вычитаемого» НДС поставщикам

Для большинства организаций механизм НДС предусматривает временное отвлечение оборотных средств, направляемых на уплату НДС поставщикам (поскольку между уплатой НДС при покупке продукции поставщиков и получением оплаты готовой продукции от покупателей проходит определенное время).

В этой ситуации повышение ставки НДС увеличит нагрузку на компании не только из-за роста самих выплат, но и в связи с тем, что для ряда налогоплательщиков с длительным производственным циклом (а также с длительными сроками реализации продукции) эти суммы будут отвлечены на продолжительные периоды времени.

Данные ФНС позволяют оценить, что при увеличении ставки НДС до 22% из оборота были бы дополнительно выведены значительные объемы средств компаний. Так, по уточненным данным ФНС, суммарные объемы «вычитаемого» НДС, уплаченного поставщикам по разным ставкам, сейчас составляют 24,5 трлн. руб.

по продукции российских производителей и еще 1,8 трлн. руб. – по закупкам импортной продукции (ФНС учитывает данные за IV квартал 2015 г. и I-III кварталы 2016 г.).

Если бы в текущих условиях базовая ставка НДС была увеличена до 22%, а применение ставок 0% и 10% сохранилось бы в прежнем объеме, то суммарный объем «вычитаемого» НДС увеличился бы на 19,6%, или на 5,1 трлн. руб.

При этом с наиболее значительным изъятием оборотных средств столкнулись бы компании, несущие высокие затраты на приобретение продукции поставщиков. По данным Росстата о межотраслевом балансе РФ (последние имеющиеся данные относятся к 2014 г.

), почти 80% совокупных затрат на промежуточное потребление приходятся на 19 секторов экономики (в каждом из которых затраты на промежуточное потребление превышают 1 трлн. руб.) (см. таблицу).

Следует ожидать, что на компании именно этих отраслей будет возложена наибольшая нагрузка в связи с отвлечением более крупных сумм на уплату НДС поставщикам. Следует также учитывать, что для ряда таких производств затраты на промежуточное потребление составляют значительную часть стоимости выпуска.

Например, для производства автомобилей, прицепов и полуприцепов стоимость промежуточного потребления эквивалентна 86,2% выпуска, производства пищевых продуктов – 77,1%, металлургического производства – 69,7% (при среднем уровне по экономике 48,2%).

Таблица. Отрасли экономики с крупнейшими затратами на промежуточное потребление товаров и услуг* (в млрд. руб., в % к итогу и в % к объему выпуска)

* По данным межотраслевого баланса РФ (оценка в условиях 2014 г., затраты выражены в ценах покупателей)

Источник: Росстат, расчеты ИКСИ

Еще сильнее вырастет нагрузка для компаний с длительным производственным циклом, для которых сроки отвлечения оборотных средств на уплату НДС поставщикам составляют от нескольких месяцев до нескольких лет.

Например, перечень товаров, работ и услуг с длительностью производственного цикла более 6 месяцев (утвержден постановлением Правительства РФ № 468 от 28.07.

2006), включает 88 групп промышленных товаров (продукция металлургии и машиностроения, в особенности станкостроения, производства транспортных средств и электронного оборудования) и 22 категории работ и услуг (строительство, монтаж и техническое обслуживание судов, различных видов оборудования, переработка отходов и др.).

Расходы компаний на уплату «невычитаемого» НДС

В случае повышения НДС до 22% с непосредственным ростом налоговой нагрузки столкнутся те участники экономики, которые не могут вычесть НДС, уплаченный при покупке товаров и услуг.

Прежде всего это относится к конечным потребителям – населению и компаниям, приобретающим продукты для конечного потребления.

Однако в такой же ситуации окажутся и организации, которые согласно законодательству не являются плательщиками НДС и будут вынуждены компенсировать повышение расходов на закупки либо за счет повышения цен на свою продукцию, либо за счет собственной прибыли.

Среди таких организаций – практически все компании, относящиеся к малому бизнесу, а также организации из секторов экономики, значительная часть операций которых не облагается НДС (здравоохранение, образование, госуправление и обеспечение безопасности).

Данные межотраслевого баланса РФ показывают, что в условиях 2014 г. сумма чистых налогов на продукты (в эту сумму включаются «невычитаемые» НДС и акцизы, уплачиваемые компаниями, за вычетом полученных субсидий на производство) составляла 871,4 млрд.

руб. Учитывая, что акцизы и субсидии относятся лишь к отдельным видам товаров, можно предположить, что основная часть данной суммы относится к «невычитаемому» НДС, которая в случае повышения базовой ставки с 18% до 22% автоматически возрастет на 22,2%.

Почти половина суммы чистых налогов на продукты, уплаченных организациями, относится к трем секторам экономики: госуправление и обеспечение военной безопасности (организации этого сектора уплачивают 223,2 млрд. руб.

чистых налогов на продукты, или 25,6% их суммы по стране), здравоохранение и предоставление социальных услуг (126,7 млрд. руб., или 14,5%) и строительство (83,7 млрд. руб., или 9,6%).

Учитывая, что значительная часть продуктов, приобретаемых организациями этих отраслей, облагается НДС по базовой ставке (например, для сектора госуправления более трети чистых налогов на продукты связано с проведением строительных работ, приобретением транспортных услуг и нефтепродуктов, для сектора здравоохранения – с приобретением химических веществ, для строительства – с приобретением строительных материалов, продуктов из древесины и нефтепродуктов), эти затраты при повышении НДС до 22% существенно увеличатся. Для организаций в сфере госуправления и обеспечения безопасности, а также здравоохранения и предоставления социальных услуг, большинство которых относится к бюджетному сектору, такое повышение затрат выразится в необходимости увеличения бюджетного финансирования на обеспечение их деятельности.

Вера КОНОНОВА, заместитель начальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ), кандидат экономических наук

Источник: https://www.banki.ru/news/research/?id=9666592

Минфин хочет повысить НДС до 22%, а страховые взносы до 22% снизить

Ндс 22
Александр Вертячих

Под занавес прошлого года мы рассказывали о возможной налоговой реформе в России. Чиновники выдвинули немало предложений: повысить налог на добавленную стоимость (НДС), заменить налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) налогом на добавленный доход (НДД) и ряд других мер.

Однако президент РФ поставил точку с запятой в дискуссии функционеров и бизнеса, отодвинув возможные новации фискальной сферы до 2019 года. Почему тогда мы говорим о точке с запятой? Да потому, что диспуты о справедливом для граждан, компаний и государства налогообложении возобновились уже в 2017-м.

Иллюстрация imanhakim/shutterstock.com

Своя подать не тянет

В этом году Минфин выдвинул предпринимателям идею нового общественного договора. «Мы не увеличиваем налоговую нагрузку, а вы платите налоги по законодательству», – объявил министр финансов Антон Силуанов на налоговом форуме Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

По версии Минфина, ставки страховых взносов с фонда оплаты труда можно снизить с действующих 30 до 22%, а вот НДС, наоборот, увеличить с 18 до 22%. Фискальный эффект эксперты оценивают по-разному: с одной стороны, бюджет может недополучить около 180 млрд руб. в год. С другой – правительственные чиновники убеждены, что подобный налоговый маневр поможет экспортно ориентированным предприятиям.

Напомним, что торгующие с заграницей компании платят таможенные пошлины, а вот часть НДС им возмещается. Поэтому предприятиям-экспортерам выгодно сэкономить на снижении «налога на рабсилу», как в шутку называют взносы в соцфонды. Таким образом, снижение отчислений в фонды может повысить инвестиционную привлекательность отечественного реального сектора, работающего на экспорт.

Выпадающие доходы от снижения процентов страховых взносов Минфин планирует компенсировать заменой нескольких ставок на одну, что повысит собираемость налогов. Таким образом, де-факто мы возвращаемся к идее единого социального налога, отмененного несколько лет назад.

Наиболее радикальные предложения Минфин выработал для сырьевого сектора экономики, точнее – нефтегазовой его составляющей.

Чиновники предлагают завершить стартовавший несколько лет назад налоговый маневр, по которому экспортную пошлину постепенно заменяли НДПИ.

По мнению Антона Силуанова, к 2025 году пошлину нужно отменить вовсе, налог на добычу полезных ископаемых – тоже, а вместо них ввести для нефтяников налог на добавленный доход (НДД).

Вкратце суть НДД такова: с нефтяников будет взиматься 50% доходов от продажи углеводорода за вычетом расходов на добычу и транспортировку, но не более определенной суммы с каждой добытой тонны.

В прошлом году, когда параллельно взимали НДД, НДПИ и таможенные пошлины, нефтяники констатировали резкий рост себестоимости добычи нефти, а прибыль компаний снизилась.

Подобное в свою очередь лишает финансирования проекты по строительству нефтеперерабатывающих заводов и освоению новых месторождений в Арктике.

Причина – источник инвестиций в обновление основных фондов компании зачастую находили в собственной прибыли, ведь высокие ставки по банковским кредитам резко снижали рентабельность долгоиграющих проектов.

Сила маленького пункта

Пока сложно сказать, какие из предложенных нововведений сильнее скажутся на простых потребителях, то есть на нас с вами. Конечно, наипервейшим кандидатом на роль опустошителя кошельков придется взять возросший НДС.

Напомним, что этот косвенный налог фактически взимается с покупателей товаров в магазинах, а не с предприятий, как налог на прибыль.

Хотя, конечно, деньги в бюджет перечисляют юридические лица и индивидуальные предприниматели, продавшие нам товар.

Суть НДС проста: продавец отчисляет в казну не фиксированный процент (например, 18%, как сейчас для большинства видов деятельности) со всех продаж, а процент с разницы между объемом продаж и стоимостью товаров и услуг, приобретенных у поставщиков. Например, запчастей и материалов для выпуска автомобилей, сырья для производства продуктов питания и пр.

Таким образом исключается двойное налогообложение, и НДС предприниматель платит с добавленной в процессе производства стоимости. Разумеется, что даже небольшой рост НДС увеличит себестоимость продукции и заставит бизнес поднять цены.

Если в прошлом году чиновники предлагали увеличить этот налог на 1 – 2 процентных пункта, то в этом Минфин задумал ни много ни мало поднять ставку НДС на 4 процентных пункта – до 22%.

Конечно, такой подъем неминуемо вызовет пусть небольшой, но рост розничных цен. Учесть надо еще один фактор: себестоимость продукции повысится на каждой стадии производственного процесса, ведь увеличенный НДС будут платить все поставщики.

Получится своего рода цепная реакция, усиленная высокой степенью монополизации рынков в России.

Эксперты полагают, что повышение НДС выше 20-процентного уровня снизит его реальную собираемость. Значительная часть бизнеса воспользуется «серыми» схемами, чтобы минимизировать отчисления по НДС. В 1990-е это было массовым явлением, когда возникали тысячи фирм-однодневок, через которые нерадивые предприниматели возмещали НДС.

Конечно, сейчас в этой сфере постепенно наводится порядок, но все, как говорится, имеет свою цену. Если ключевой налог, от которого зависит наполняемость федерального бюджета, резко увеличат, то бизнес увидит реальные стимулы для ухода от обложения податью. Это испортит и деловую среду, и собираемость налогов.

В абсолютных показателях по Петербургу весомость НДС выглядит так. В январе – ноябре 2016 г.

(более свежей развернутой налоговой статистики нет) городские предприятия заплатили НДС в федеральный бюджет на сумму 200 млрд рублей.

Отчисления по налогу на доходы физлиц в региональную казну составили 171,9 млрд руб., по налогу на имущество – 46 млрд руб., по налогу на прибыль предприятий – 119,2 млрд руб.

Если при грубом расчете мы вычтем из 200 миллиардов поступлений по НДС вышеозначенные 4%, то выйдет 8 млрд руб. Это больше, чем Петербург за первые 11 месяцев 2016-го получил за пользование природными ресурсами (3,5 млрд руб.).

Как видим, даже небольшой налоговый маневр может серьезно изменить экономическую картину не только в отдельном регионе, но и по всей стране.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и

Источник: https://spbvedomosti.ru/news/ekonomika/minfin_khochet_povysit_nds_do_22_a_strakhovye_vznosy_do_22_snizit/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.