Не передача документов конкурсному управляющему

Что важно знать о передаче документов в процедуре банкротства

Не передача документов конкурсному управляющему

Руководитель компании банкрота обязан передать бухгалтерскую и финансовую документацию конкурсному управляющему, но как быть если документы изъяли правоохранительные органы? Верховный суд вынес решение по этой коллизии.

Определение ВС РФ № 306 — ЭС19 — 2986 от 22.07.2019 года.

Правоохранительные органы возбудили в отношении должностных лиц ООО уголовное дело и изъяли 8 коробок бухгалтерской документации. Сотрудник, проводивший обыск, не отразил в протоколе каждый документ. Он просто указал в нём виды изъятых документов, папки, коробки и количество листов. Позднее, данное ООО было признано банкротом.

Конкурсный управляющий потребовал от бывшего директора передать ему всю бухгалтерскую документацию и материальные ценности. Руководитель компании ответил, что он может отдать только печати и штампы, а также документы, оставшиеся после обыска и изъятия. Остальные бумаги находятся в полиции. Однако такой ответ не удовлетворил конкурсного управляющего.

Он обратился в суд с требованием обязать бывшего директора передать ему всю документацию.

Что говорит закон?

            П.2 ст. 126 закона о несостоятельности обязывает руководителя должника в течение 3 дней с момента утверждения конкурсного управляющему передать ему документацию и материальные ценности. В свою очередь управляющий в соответствии со ст. 308,3 ГК РФ имеет право обратиться в суд с требованием обязать бывшего директора передать все документы.         

Решение суда

            Арбитраж удовлетворил требования конкурсного управляющего и обязал директора передать документы.

Вынося Определение, он подчеркнул, что «возражения ответчика в части отсутствия у него документов должника ввиду изъятия их органами следствия, судом не принимаются, поскольку из протокола выемки не представляется возможным установить перечень документов должника».

Кроме того, суд указал, что бывший руководитель мог запросить из полиции дубликаты изъятых документов. Такой вердикт не удовлетворил директора, и он начал процедуру обжалования. Однако вышестоящие инстанции оставили Определение в силе.

Причем суд округа особо отметил, что судебный пристав должен будет сам конкретизировать перечень документов, подлежащих передаче управляющему. Тогда ответчик подал жалобу в Верховный Суд РФ.

Позиция ВС РФ

            Верховный Суд рассмотрел материалы дела и отменил все решения нижестоящих инстанций. В своем Определении он обратил внимание на то, что конкурсный управляющий был обязан не просто потребовать передать документы, но и конкретизировать перечень, а также виды запрашиваемых бумаг. Но он этого не сделал.

Что же касается судебного пристава, то в его обязанность входит только исполнение решения суда, но никак не уточнение предмета иска. Кроме того, после изъятия документов правоохранительными органами возникает объективная невозможность передать их управляющему. Нельзя отдать то, чего нет.

А неполнота сведений о документах, содержащаяся в протоколе, не говорит о том, что директор не исполнил свои обязанности. Ведь протокол составлял не он, а сотрудник полиции.

Ну и наконец конкурсный управляющий мог сам обратиться в правоохранительные органы с ходатайством о предоставлении копий документов, либо обратиться в арбитраж за содействием в получении бумаг. Но он и этого не сделал. В итоге ВС РФ отправил материалы на новое рассмотрение.

Мнение эксперта

            Даже сложно комментировать данную ситуацию. Это больше похоже на театр абсурда. Сначала арбитраж требует передать управляющему уже изъятые правоохранительными органами документы и потом тут же обвиняет директора в плохо составленном протоколе изъятия.

А суд округа продолжает «спектакль», поясняя, что судебный пристав должен сам конкретизировать перечень документов. Иными словами, уточнить предмет иска. Это уже не смешно. Поэтому решение ВС РФ является абсолютно верным. Другой вопрос, что в данной ситуации все же есть вина бывшего директора.

Во время изъятия он был вправе потребовать, чтобы сотрудники полиции указали в протоколе каждый документ с его реквизитами. Да это долго и занимает очень много времени.

Но иного пути просто нет, если, конечно, предприниматель не хочет оказаться в подобной ситуации или выслушивать потом от сотрудников правоохранительных органов утверждения о том, что они «не изымали» этих документов, компьютеров, материальных ценностей и так далее. 

Есть вопрос по банкротству? Получите бесплатную консультацию экспертов прямосейчас

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b7bf09534aacf00a876b888/chto-vajno-znat-o-peredache-dokumentov-v-procedure-bankrotstva-5d52805b7b4bd200aefcc65b

«Если директор не передает документы, нужно привлекать к ответственности»

Не передача документов конкурсному управляющему

Какие действия руководителей компаний, признанных банкротами, чаще всего расцениваются как недобросовестные и почему бессмысленно уничтожать документы должника, “Ъ” рассказал арбитражный управляющий Алексей Кочетов.

— По каким признакам вы относите поведение директора к потенциально недобросовестному?

— Здесь самое главное — это отсутствие документов, обосновывающих целесообразность тех или иных сделок. К примеру, если уходит какой-нибудь платеж в организацию без свидетельства, что было встречное исполнение, то это, как правило, все-таки вывод денежных средств.

Либо видно, что у предприятия находилось в собственности какое-то имущество, но по факту оно отсутствует, и нет документов о том, куда оно делось. Уже за два-три месяца работы с должником можно понять, есть основания к привлечению или нет.

Но за обычные деловые просчеты такая ответственность возникать не должна.

— Примерно какой процент руководителей вы пытаетесь привлечь к ответственности?

— В моей практике это каждый пятый случай. Если я не вижу серьезных злоупотреблений, то не буду привлекать, хотя у любого арбитражного управляющего есть субъективное мнение по основаниям привлечения к субсидиарке.

Другой вопрос, если директор не передает какие-либо документы (а это частое явление), здесь нужно в каждом случае требовать привлечения к ответственности, потому что без документов бухучета и первичных документов о движении активов невозможно понять работу предприятия.

К примеру, я вижу в СПАРКе, что за 2018 год у предприятия была дебиторская задолженность 50 млн руб., в 2019 году непонятно, что происходило, а в 2020-м начинается банкротство.

Естественно, эта задолженность не могла просто исчезнуть, либо она была погашена (причем необязательно деньгами, мог быть зачет или отступное), либо с дебитором были подписаны закрывающие документы.

Если же такие открытые данные показывают, что такого ценного имущества никогда не было у должника, при этом директор объясняет, что сервер с бухгалтерской программой сгорел, и начинает раскрывать информацию, активно сотрудничать, то, даже несмотря на то что бухотчетность отсутствует, мы понимаем, что оснований для привлечения нет. Тут нужно подходить индивидуально. Еще лет пять-шесть назад директора гораздо хуже взаимодействовали с управляющими, они «уходили в несознанку» и получали многомиллионные иски.

— Требуется ли вам какое-либо экспертное мнение для оценки действий директора или вы справляетесь сами?

— Есть очевидные факты злоупотреблений, они выявляются сами, там образования и знаний АУ достаточно. Но бывают ситуации, когда привлечение эксперта — это могут быть экономисты, производственники, оценщики, специалисты по бухгалтерскому аудиту и финансам — необходимо.

Например, ничего плохого руководитель не делал, имущество не выводил, продукцию реализовывал по нормальным ценам, никакой штат не раздувал, но у компании были убытки.

Можно ли за ведение такой деятельности привлечь к ответственности? Тут нужно понять соотношение предпринимательского риска и умысла, именно для этого нужно мнение эксперта.

Или экспертиза требуется для оценки актива по конкретной сделке, где сложно найти аналог, где оборот товаров не очень популярен — недвижимость или редкоземельные металлы, дебиторская задолженность, объекты интеллектуальной собственности или акции компаний.

— Расскажите про наиболее громкие случаи недобросовестного поведения директора из вашей практики.

— Был региональный застройщик, реальный собственник которого получил срок за бытовуху, и он пасынку оформил доверенность на ведение всех дел. Пасынок решил продать права застройки, право аренды земельного участка (где-то уже были незавершенные объекты строительства) федеральному застройщику, но сделать это через «прокладку».

Он пытался это все обустроить так, что права ничего не стоят, продал их некоей компании за символические деньги, а потом они были задорого перепроданы федеральному застройщику (150 млн руб.).

Какие-то деньги — около 20% — тратились на нужды застройщика, а какие-то просто уходили, на них приобретались активы, часть из которых удалось арестовать в рамках субсидиарки. Там не было возможности оспорить сделки из-за неучастия в них должника, но удалось привлечь к субсидиарной ответственности.

В итоге не только пасынок был привлечен, но и те лица, которые приобретали на себя имущество, так как удалось доказать, что они с ним связаны и извлекли выгоду из его недобросовестного поведения.

— Какие советы вы бы дали директору компании-банкрота, чтобы снизить его риски привлечения к субсидиарной ответственности?

— Желательно хранить основные документы компании и обеспечивать их целостность, а не ссылаться потом на пожар или затопление офиса. Если передавать документы, то не какие попало, а именно те, которые нужны для оценки деятельности предприятия и формирования конкурсной массы. В каком-то случае можно застраховаться, но это не помогает, как правило.

Письменно сообщать о проблемах совету директоров и учредителям, пытаться выходить из кризисной ситуации, к примеру, сдавать помещения в аренду, если основная деятельность убыточна, составлять экономически обоснованный — с конкретными расчетами и сроками реализации — план спасения.

Ну и в любой момент можно написать заявление по собственному желанию, если кажется, что возникают серьезные проблемы.

Интервью взяла Екатерина Волкова

Каковы судебные перспективы руководителей обанкротившегося бизнеса

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4425244

Защита от субсидиарной ответственности за неисполнение обязанности по передаче документации должника конкурсному управляющему

Не передача документов конкурсному управляющему

Продолжая цикл публикаций по отдельным вопросам банкротства, я хочу остановиться на защите от субсидиарной ответственности, т.е. сделать акцент на том, когда и в каких случаях суды отказывают в привлечении контролирующего должника лица (далее – КДЛ) к субсидиарной ответственности.

Это вопрос чрезвычайно актуальный, так как сейчас многие участники ООО или акционеры АО, которые отвечают признакам КДЛ, а также бывшие директора могут легко стать участниками обособленного спора, по которому они будут ответчиками.

В подобных делах занимать пассивную позицию крайне рискованно и необходимо предпринимать активные усилия, чтобы быть услышанным.  В противном случае можно легко проиграть спор. Здесь я остановлюсь на некоторых моментах, которые важны в защите от субсидиарной ответственности.

В данной публикации я коснусь вопроса о том, всегда ли непередача документации должника конкурсному управляющему является безусловным основанием субсидиарной ответственности. На что следует обратить внимание, если КДЛ пытаются привлечь к субсидиарной ответственности по данному основанию?

Всегда ли непередача документации должника конкурсному управляющему является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности?

Помня о действии материальных норм о субсидиарной ответственности во времени, сначала посмотрим, о чем говорила прежняя редакция ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и о чем говорит действующая относительно ответственности за непередачу документации.

Согласно Федеральному закону от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, подлежат оформлению первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета, бухгалтерская отчетность подлежат хранению не менее пяти лет после отчетного года.

Ответственность за ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета возложена на руководителя организации.

Возможность привлечения к ответственности за обеспечение сохранности бухгалтерского учета имеет своей целью обеспечение надлежащего исполнения руководителем должника указанных обязанностей, защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, через реализацию возможности сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления к третьим лицам исков о взыскании долга, исполнении обязательств, возврате имущества должника из чужого незаконного владения и оспаривания сделок должника.

Ранее действующая редакция Закона о банкротстве предусматривала аналогичную ответственность (пункт 5 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). В силу пункта 3.

2 статьи 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не позднее пятнадцати дней с даты утверждения временного управляющего руководитель должника обязан предоставить временному управляющему и направить в арбитражный суд перечень имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения. Ежемесячно руководитель должника обязан информировать временного управляющего об изменениях в составе имущества должника.

В пункте 2 статьи 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» на руководителя должника возложена обязанность в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обеспечить ему передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей.

Ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в старой редакции предусматривала:

Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:

документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы

В ч.2 ст. 61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержится норма аналогичного содержания.

Итак, важно, что основанием субсидиарной ответственности является не сам по себе факт, что отсутствуют документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством РФ, а то, что в результате такого отсутствия существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Обратимся к разъяснениям п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53«О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» даются следующие разъяснения (далее — ППВС № 53), в котором говорится следующее:

Заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства.

Приведу примеры из судебной практики.

Источник: https://pravorub.ru/articles/95095.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.