Недействительность третейской оговорки

Интересные факты: третейская оговорка в кредитном договоре или договоре долевого участия

Недействительность третейской оговорки

В последнее время все чаще стали возникать ситуации, когда стороны при подписании договора изменяют подсудность суда – включают «третейскую оговорку».

Такая позиция компаний и предпринимателей может быть связана с тем, что они хотят разрешать возможную конфликтную ситуацию в индивидуальном порядке, который могут обеспечить третейские суды.

Однако в данной статье речь пойдет о возможности перенесения спора с участием гражданина – потребителя.

Продавцы квартиры или кредитор включают в шаблоны договоров с потребителями третейскую оговорку о том, что все споры, вытекающие из заключенного договора рассматриваются в определенном третейском суде. Согласно ст.

3 Гражданского кодекса РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (далее – суд).

В случае наличия третейской оговорки в договоре, суд общей юрисдикции может решить, что дело ему не подсудно. Поэтому наличие третейской оговорки может приводить к невозможности защиты своих прав потребителем.

Согласно п. 3 ст.

3 ГПК РФ по соглашению сторон подведомственный суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение гражданского дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом. Поэтому при наличии третейской оговорки ответчик может заявить о необходимости переноса рассмотрения дела в третейский суд до окончания рассмотрения судебного дела по существу.

Согласно ст. 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если имеется соглашение сторон о передаче данного спора на рассмотрение и разрешение третейского суда и от ответчика до начала рассмотрения дела по существу поступило возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде.

Положения третейских судов предусматривают уплату третейского сбора. В ряде третейский судов для того, чтобы обратиться в такой суд, потребителю необходимо оплатить третейский сбор в достаточно крупном размере. На это требование необходимо обращать особое внимание в свете положений абз. 4 п. 2 ст. 333.36.

ФЗ «О защите прав потребителей» предоставляющей льготы по уплате государственной пошлины при обращении в суды общей юрисдикции, а также к мировым судьям. Некоторые третейские суды могут создаваться и самими компаниями и предпринимателями для своих интересов.

Установление высоких сборов и привязки к конкретному третейскому суду может делаться с целью затруднения доступа потребителя к правосудию.

На мой взгляд, такое положение вещей ограничивают право на доступ к правосудию, ущемляют права потребителя, предусмотренные нормами международных договоров Российской Федерации, в частности положениями статьи 6 “Право на справедливое судебное разбирательство” Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года и Конституции Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 5 ФЗ “О третейских судах в РФ” третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), действительно, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска. Исходя из этой нормы для доказывания недействительности третейской оговорки необходимо доказать «формулярность» или «стандартность формы договора». Это доказывается достаточно просто – необходимо достать еще одну или две копии такого договора с другими потребителями и если они различаются только участвующим в договоре лицом, такую третейскую оговорку можно считать ничтожной.

Одновременно с этим правило п. 1 ст. 17. ФЗ «О защите прав потребителей» говорит о том, что судебная защита прав потребителей осуществляется судом. Согласно ст. 4 ФЗ «О судебной системе Российской Федерации» третейские суды не являются судами относящимся к судебной системе Российской Федерации, а, следовательно, упоминание суда в п. 1 ст.

17 ФЗ «О защите прав потребителей» не относится к третейским судам. Из этого можно сделать вывод о том, что подсудность спора между потребителем и продавцом не может ограничиваться третейской оговоркой.

Поскольку согласно статье 9 ГК РФ отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Сформулированные нормы закона, на мой взгляд, говорят от следующей правовой конструкции:

Потребитель может самостоятельно перенести спор в третейский суд заключив третейское соглашение. Включенная в форму договора третейская оговорка не может быть основанием для переноса иска в третейский суд.

Материал подготовил адвокат Антон Лебедев

Источник: https://www.LawNow.ru/articles/law/399-treteyskaya-ogovorka/

Признание третейской оговорки недействительной

Недействительность третейской оговорки

Одним из способов разрешения гражданско-правового спора является его рассмотрение третейским судом. Договоренность об этом закрепляется письменно и именуется третейской оговоркой.

Формулируя ее в договоре, необходимо знать, что она должна отвечать ряду требований законодательства.

Если третейская оговорка противоречит какому-либо требованию, арбитражный суд может признать ее недействительной.

Третейская оговорка в договоре представляет собой соглашение сторон о передаче гражданско-правовых споров между ними на разрешение третейского суда (ст. 1 и 2 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», далее — Закон № 102-ФЗ).

Третейскую оговорку, являющуюся сделкой, суд может признать недействительной по основаниям, предусмотренным параграфом 2 главы 9 «Недействительность сделок» Гражданского кодекса.

Отметим, что третейская оговорка не зависит от других условий договора и признание недействительным договора, в котором она содержится, не влечет ее недействительность (п. 1 ст. 17 Закона № 102-ФЗ и постановление ФАС Поволжского округа от 11.12.2008 по делу № А65-5869/08).

Как показывает практика, чаще всего третейская оговорка признается недействительной как сделка, не соответствующая закону (ст. 168 ГК РФ). Важно, что она должна отвечать не только нормам Закона № 102 ФЗ, но и требованиям ГК РФ, предъявляемым к совершению сделок. Рассмотрим, какие правовые ошибки при формулировании третейской оговорки способны привести к признанию ее недействительной.

Альтернатива создает проблемы

Третейское соглашение определено в ст. 2 Закона № 102-ФЗ как соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда. Значит, намерение сторон передать спор на разрешение третейского суда выражается однозначно и не допускает сомнений, что спор будет передан на разрешение именно третейского суда.

Если в договоре сказано, что при возникновении спора стороны передают его на разрешение либо третейского, либо арбитражного суда, подобная альтернатива определения подведомственности споров предполагает, что соглашение сторон неконкретно.

В такой ситуации арбитражные суды признают третейское соглашение незаключенным, а следовательно, недействительным (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.05.2004 № А82-5483/2003-29).

Конкретный третейский суд не назван

В соответствии со ст. 2 Закона № 102-ФЗ третейский суд может быть постоянно действующим либо образованным сторонами для разрешения конкретного спора. Если согласно третейской оговорке спор передается в постоянно действующий третейский суд, то в оговорке должно быть указано его наименование. В противном случае оговорка может быть признана недействительной.

Например, суд указал, что, поскольку наименования постоянно действующего третейского суда в оговорке нет, нет и оснований считать, что стороны достигли соглашения о передаче дела третейскому суду. То есть такое соглашение недействительно (постановление Президиума ВАС РФ от 27.02.96 № 5278/95).

Конкретный спор не назван

Когда спор в соответствии с третейской оговоркой передается в третейский суд, специально образованный для его разрешения, порядок образования суда определяется соглашением сторон (п. 5 ст. 3 Закона № 102-ФЗ).

Таким образом, третейский суд для рассмотрения конкретного спора может быть образован сторонами только при наличии между ними спора, возникшего из конкретного правоотношения. Это должно быть отражено в третейском соглашении (п. 2 ст.

5 Закона № 102-ФЗ).

Из сказанного следует, что недействительной может быть признана третейская оговорка, предусматривающая создание специального третейского суда, но не конкретизирующая, для разрешения какого спора он создается. То есть должны быть указаны конкретные правоотношения, из которых может возникнуть спор, а не любые возможные споры между сторонами данного договора.

Так, стороны закрепили в договоре, что все неурегулированные сторонами путем переговоров споры, разногласия или требования, возникающие из договоров или в связи с ними, подлежат окончательному разрешению в третейском суде, созданном для рассмотрения подобных разногласий. Суд признал такую оговорку недействительной в силу ст. 168 ГК РФ как противоречащую ст. 2, п. 5 ст. 3 и п. 2 ст. 5 Закона № 102-ФЗ (постановление ФАС Поволжского округа от 05.04.2011 по делу № А12-10939/2010).

Нарушен принцип беспристрастного разбирательства

Как предписано ст.

8 Закона № 102-ФЗ, третейским судьей избирается (назначается) физическое лицо, способное обеспечить беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, не зависящее от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей третейского судьи. Третейское разбирательство осуществляется на основе принципов законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон (ст. 18 Закона № 102-ФЗ).

Если порядок формирования третейского суда нарушает принцип беспристрастности, это является основанием для признания заключенного сторонами третейского соглашения недействительным.

В качестве примера приведем случай, когда третейским судьей назначили сотрудника компании, которая являлась одной из сторон договора (постановление Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 1308/11).

Третейский суд вышел за пределы компетенции

В пункте 2 ст. 1 Закона № 102-ФЗ установлено, что в третейский суд по соглашению сторон третейского разбирательства передается любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Источник: https://obd2bluetooth.ru/priznanie-tretejskoj-ogovorki-nedejstvitelnoj/

Как правильно закрепить третейскую оговорку в договоре, и когда этого делать нельзя?

Недействительность третейской оговорки

В соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2002 г.

№ 102-ФЗ “О третейских судах в Российской Федерации” (далее – Закон № 102-ФЗ) третейские суды разрешают только экономические споры и споры о праве собственности с участием как юридических, так и физических лиц, на всей территории России, независимо от местонахождения сторон или места заключения договора (в том числе в рамках международного коммерческого арбитража). Даже если спор уже рассматривается в государственном суде, в первой инстанции до принятия решения по делу, он может быть перенесен в третейский суд при подписании сторонами третейского соглашения. 

К долгим разбирательствам в государственном арбитраже приводит то, когда в договоре нечетко прописана ответственность сторон за невыполнение обязательств.

Расплывчатые формулировки и общие фразы в договоре позволяют ответчикам уклоняться от уплаты долга, или же оттягивать выплату при помощи бесконечных обжалований решения суда во всех инстанциях. Как показывает практика Арбитражного третейского суда г.

Москвы, ошибки в договорах типичны, а самая большая проблема – нечеткое указание сроков, объемов, требований к проведенным работам. Третейский суд действительно способен обеспечить быстрое решение спора, главное для этого – закрепить в договоре третейскую оговорку.

При возникновении спора третейская оговорка дает сторонам возможность выбора – обратиться в государственный или коммерческий суд. Третейская оговорка вносится в основной договор или закрепляется дополнительным соглашением, которое можно заключить на любой стадии спора по согласию обеих сторон.

В последнем случае, организация может опробовать преимущества решения споров в третейском суде, ведь нет необходимости переводить все договоры на третейскую оговорку, достаточно будет закрепить ее в виде дополнительного соглашения с возможной пролонгацией.

Так, заключать третейскую оговорку в дополнительном соглашении может быть очень удобно банкам. Например, заемщик может обратиться в банк с просьбой продлить срок возврата кредита, так как он не успевает вовремя его погасить.

В ситуации, когда финансовая организация идет навстречу клиенту, она единолично имеет право включить третейскую оговорку в дополнительное соглашение к договору займа, ведь заемщик уже нарушил обязательства, и банк может диктовать свои условия.

Третейское соглашение также можно заключать отдельно на любой стадии сделки, даже если по ней уже начато судебное разбирательство.

Если в государственный суд уже подан иск, он находится в первой инстанции, и резолютивная часть решения по нему еще не объявлена, стороны имеют право подписать третейское соглашение в виде отдельного документа.

В такой ситуации данное соглашение предъявляется в виде ходатайства в суде, и судья без рассмотрения дела выносит по нему определение, после чего стороны подают иск в третейский суд.

Случаи, когда третейское соглашение заключается на стадии рассмотрения дела в государственным суде, как правило, не распространены, но присущи в основном спорам в сфере госзакупок. Типична ситуация, когда стороны намерены исполнить свои обязательства, но из-за бюрократических проволочек не могут этого сделать, по причине чего и обращаются в суд.

В практике Арбитражного третейского суда г. Москвы был случай, когда с иском обратился госзаказчик, который заказал своему контрагенту провести уборку снега. Исполнитель снег убрал, но на следующий день снова выпали осадки.

Времени заключать новый договор у сторон не было, поэтому заказчик обратился к исполнителю с просьбой выполнить работу с превышением объемов, что можно было закрепить в актах выполненных работ. Исполнитель пошел навстречу заказчику. Но когда подошло время платить за услуги, выяснилось, что контракт уже закрыт, а в бюджете денег на работы с превышением объемов нет.

В данной ситуации исполнителю пришлось подавать иск в государственный суд, где он только минимум через полгода смог бы получить исполнительный лист на решение суда, и, следовательно, деньги. Когда дело еще находилось в первой инстанции в государственном суде, партнеры по договорным отношениям узнали о возможности заключения дополнительного третейского соглашения.

Изучив все преимущества этой возможности, заказчик и исполнитель подписали третейское соглашение и подали иск в Арбитражный третейский суд г. Москвы, после чего уже через 10 дней получили на руки судебное решение.

Отдельно отмечу, что третейская оговорка может быть нескольких видов.

1

Оговорка с альтернативой обращения в государственный суд. Пример: “Все споры по настоящему Договору передаются на разрешение в государственный суд или в Арбитражный третейский суд г. Москвы”.

2

Оговорка безальтернативная. Безальтернативная оговорка предусматривает обращение с иском только в коммерческий арбитраж. Пример: “Все споры по настоящему Договору передаются на разрешение в Арбитражный третейский суд г. Москвы”.

3

Оговорка ассиметричная. Это форма оговорки, где указываются конкретные виды споров, разрешаемые в третейском суде. На данной форме настаивают руководители и юристы компаний, если предполагают, что контрагентами, возможно, будут нарушены обязательства.

Пример: “Все споры, связанные с взысканием задолженности (за оказанные услуги), неустойки, штрафа по настоящему Договору, (а также споры, связанные с его заключением), по усмотрению Истца могут быть переданы в Арбитражный третейский суд г. Москвы.

Все остальные споры по настоящему Договору подлежат разрешению в конкретном государственном суде”.

4

Оговорка с возможностью обжалования решения третейского суда в специально созданном органе – Президиуме Союза третейских судов.

Пример: “Все споры по настоящему Договору подлежат рассмотрению в Арбитражном третейском суде г. Москвы. Решение суда может быть обжаловано в Президиуме Союза третейских судов.

Для пересмотра решения Президиума необходимо получить письменное согласие обеих сторон договора”.

Добавлю, что в случае использования договора присоединения, порядок изменений необходимо включать в дополнительное соглашение или вносить в договор. В противном случае третейская оговорка будет считаться недействительной. Особое внимание стоит уделить для:

  • государственных контрактов: в третейском соглашении необходимо добавлять предложение: “Третейское разбирательство будет проходить в открытом режиме”;
  • договоров-присоединения: в третейском соглашении необходимо добавлять пункт о порядке внесения изменений в третейское соглашение, иначе, в соответствии с ч. 3 ст. 5 Закона № 102-ФЗ третейское соглашение нужно будет заключать после возникновения спора;
  • договоров потребительского кредита: “Заемщик и кредитор вправе заключить третейское соглашение о разрешении спора по договору потребительского кредита (займа) только после возникновения оснований для предъявления иска” (Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ “О потребительском кредите (займе)”, вступил в силу с 1 июля 2014 года). 

Напомню, что с 1 июля 2014 года третейское соглашение можно заключать в допсоглашениях при просрочке, либо отдельным соглашением после первой просрочки. Иски по договорам потребительского кредита заключенным до 1 июля 2014 года рассматриваются в обычном режиме.

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме:

Преимущества и польза третейской оговорки в договоре
Президент Союза третейских судов, Председатель Арбитражного третейского суда города Москвы, член экспертного совета Комитета Государственной Думы РФ по собственности, член экспертного совета комиссии Московской городской Думы по законодательству Кравцов А.В.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/kravcov/559042/

Признание недействительным пункта договора содержащего третейскую оговорку

Недействительность третейской оговорки

Разрешая требования истца в части признания недействительным пункта договора, содержащего третейскую оговорку, суд исходил из того, что право потребителя на предъявление иска в суд по своему выбору носит императивный характер

Требование истца

Г- П.В. обратился в суд с иском к ООО «Наименование организации-1», уточнив который, просил о взыскании неустойки в сумме * руб., штрафа, компенсации морального вреда в сумме * руб., расходов на оплату услуг представителей в сумме * руб., расходов по нотариальному удостоверению доверенности на представителя в сумме 1 500 руб.

, признании недействительным одностороннего передаточного акта, подписанного ответчиком; признании недействительным п. 9.1 Договора № * участия в долевом строительстве многоквартирного дома от 15 декабря 2014 г., указав, что 15 декабря 2014 г.

между ним и ООО «Наименование организации-1» был заключен договор участи в долевом строительстве многоквартирного дома № * в соответствии с условиями которого ответчик обязался своими силами и (или) с привлечением других лиц осуществить проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию жилого дома по строительному адресу: Московская область, Ленинский муниципальный район, сельское поселение ** с инженерными сетями, коммуникациями, объектами инфраструктуры и благоустройством прилегающей территории на Земельном участке и в предусмотренный договором срок после получения в установленном законодательством РФ порядке разрешения на ввод дома в эксплуатацию, но не позднее 31 декабря 2015 года передать объект долевого строительства квартиру, имеющую следующие характеристики: секция 3, этаж 13, номер квартиры на площадке 196, количество комнат 3, общая проектная площадь с учетом площади помещений вспомогательного назначения, и кладовых помещений 72,94 кв. м.

Стоимость квартиры согласно договору составила ** руб., и была оплачена истцом в полном объеме. Ответчик в установленный договором срок квартиру не передал.

1 марта 2016 года истец был приглашен Ответчиком для подписания акта приема-передачи квартиры, однако в ходе осмотра квартиры был выявлены недостатки, после чего был составлен акта осмотра квартиры с указанными недостатками. Никаких действий по их устранению предпринято не было, при этом в адрес истца был направлен односторонний передаточный акт.

Истцом неоднократно отправлялись претензии в адрес ответчика с просьбой устранить выявленные недостатки, для дальнейшей передачи квартиры в надлежащем виде, однако они были оставлены без внимания.

Также истец указал, что в договоре долевого участия имеется условие о том, что рассмотрение споров, не урегулированных сторонами в претензионном порядке, будет происходить в порядке и месте, установленными правилами третейского суда при ООО «Адрем Трейдинг», все исковые материалы будут направляться сторонами почтой по адресу, указанному на сайте ***, а решение третейского суда будет окончательным. Указанное условие истец полагал незаконным.

Выводы суда по делу

Разрешая дело, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст. 307, 309, 310, 314, 15 ГК РФ, Федеральным законом от 30 декабря 2004 г.

№ 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», Федеральным законом от 24 июля 2002 года № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации».

Как установлено судом, а также подтверждается материалами дела, 15 декабря 2014 г. между Г-ом П.В.

и ООО «Наименование организации-1» был заключен договор участи в долевом строительстве многоквартирного дома № **, в соответствии с которым ответчик обязался своими силами и (или) с привлечением других лиц осуществить проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию Дома с инженерными сетями, коммуникациями, объектами инфраструктуры и благоустройством прилегающей территории на Земельном участке и в предусмотренный договором срок после получения в установленном законодательством РФ порядке разрешения на ввод Дома в эксплуатацию передать истцу объект долевого строительства, указанный в п. 1.1. ДДУ, а истец обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект долевого строительства от ответчика в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

Согласно п.

2.4 Договора срок передачи ответчиком объекта долевого строительства истцу в течении 6 месяцев с момента получения разрешения на ввод Дома в эксплуатацию, но не позднее 31 декабря 2015 года.

Согласно п.

1 Договора жилой дом расположен по строительному адресу: Московская область, Ленинский муниципальный район, сельское поселение **, объект долевого строительства (квартира) имеет следующие характеристики: секции 3, этаж 13, номер квартиры на площадке 196, количество комнат 3, общая проектная площадь с учетом площади помещений вспомогательного назначения, и кладовых помещений 72,94 кв. м.

В соответствии с п. 4.1 Договора стоимость квартиры составила ** руб.. Истец свои обязательства по договору исполнил в полном объеме, уплатив ** руб., что подтверждается платежным поручением № ** от 25 декабря 2014 г.

30 декабря 2015 года дом был введен в эксплуатацию, уведомлением от 11 января 2016 года ООО «Наименование организации-1» оповестил истца о готовности передать квартиру.

Как указывает истец, 1 марта 2016 года он прибыл для подписания акта приема-ередачи квартиры, однако в ходе осмотра квартиры был выявлены недостатки, отраженные в акте осмотра квартиры.

Поскольку истец объект долевого строительства принимать отказался, ответчик 04 апреля 2016 года в соответствии со ст.

8 Федерального закона № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», составил и подписал односторонний передаточный акт, который был направлен истцу.

Учитывая, что доказательств того, что объект долевого строительства имел недостатки, препятствующие его принятию, истец не представил, квартира подлежала передаче истцу без отделки, а односторонний акт, направленный в адрес истца, был составлен в соответствии с действующим законодательством, суд первой инстанции не нашел оснований для признания данного акта недействительным, в связи с чем отказал в удовлетворении требований истца в данной части.

Разрешая требования истца в части признания недействительным пункта договора, содержащего третейскую оговорку, суд исходил из того, что установленное п. 2. ст.

17 Закона РФ «О защите прав потребителей» право потребителя на предъявление иска в суд по своему выбору носит императивный характер, поэтому не может быть изменено соглашением сторон.

Кроме того, данная норма прямо предусматривает право потребителя, а не лица, оказывающего услугу, выполняющего работу, определять подсудность спора по иску, вытекающему из нарушения прав потребителей.

Именно потребителю, являющемуся слабой стороной в отношениях с оказанием услуг, выполнением работ, при предъявлении иска предоставлено право выбора. Ограничение этого права является ущемлением прав потребителей, а потому условие договора, содержащее такое ограничение, является недействительным.

Следовательно, включение в типовой договор с гражданами-потребителями условия о рассмотрении спора в третейском суде лишает потребителя права на выбор по своему усмотрению судебной защиты нарушенных или оспариваемых прав и ущемляет установленные законом права.

Норма п.1 ст.17 Закона РФ от 07 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» не содержит прямого указания на возможность рассмотрения споров с участием потребителей-граждан в третейских судах, а п. 2 данной статьи наделяет потребителя правом выбора подсудности спора.

Поскольку квартира не была передана истцу в установленные договором сроки, суд первой инстанции пришел к выводу о законности его требований о взыскания неустойки, однако не согласился с расчетом истца, поскольку период просрочки составил 51 день с 01 января 2016 года по 21 февраля 2016 года. Кроме того, поскольку размер неустойки в сумме ** руб. явно не соразмерен последствиям нарушенного обязательства, суд, учитывая ходатайство ответчика, применил ст. 333 ГК РФ и уменьшил сумму неустойки до ** руб..

Требования истца о возмещении морального вреда также были судом удовлетворены, поскольку действиями ответчика по нарушению сроков передачи квартиры истцу были причинены нравственные страдания.

Учитывая характер причиненных потребителю нравственных страданий, принципы разумности и справедливости, степень вины ответчика, суд первой инстанции взыскал с него компенсацию морального вреда в сумме ** руб..

Также судом было установлено, что в добровольном порядке законные требования истца удовлетворены не были, в связи с чем суд, руководствуясь ч. 6 ст.

13 Закона РФ «О защите прав потребителей», взыскал с ответчика штраф, однако учитывая, что штраф является по своей сути неустойкой, то есть штрафной санкцией (пеней) за неисполнение обязательств и не должен являться мерой неосновательного обогащения кредитора, применил положения ст. 333 ГК РФ и уменьшил размер штрафа до ** руб..

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца были взысканы расходы по оплате нотариальной доверенности в размере ** руб..

На основании ст. 100 ГПК РФ, руководствуясь принципом разумности, учитывая сложность дела и количество судебных заседаний с участием представителя, суд первой инстанции взыскал с ООО «Наименование организации-1» в пользу Г-а П.В. расходы на оплату услуг представителя в сумме ** руб..

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика ООО «Наименование организации-1» в доход бюджета города Москвы взыскана государственная пошлина в размере ** руб..

Доводы апелляционной жалобы о том, что истец от приемки квартиры не уклонялся и просрочка передачи квартиры произошла только по вине ответчика, судебная коллегия отклоняет. Вывод суда о том, что в переданном объекте имелись существенные недостатки, препятствующие принятию квартиры, истцом не представлено.

Оснований для изменения размера взысканных в пользу истца неустойки и штрафа по доводам апелляционной жалобы у судебной коллегии также не имеется.

Источник: Портал судов общей юрисдикции города Москвы http://mos-gorsud.ru/

Источник: https://kaskoinfo.ru/2017/priznanie-tretejskoj-ogovorki-nedejstvitelnoj.html

Третейская оговорка в ДДУ- проблемы оспаривания в арбитраже |

Недействительность третейской оговорки

Одним из способов, которыми застройщики противодействуют взысканию неустойки в полном объеме, является передача спора на рассмотрение третейского суда.

Такая передача в большинстве случаев означает, что требования дольщика будут удовлетворены еще в меньшем размере, чем при рассмотрении спора судом общей юрисдикции.

Для передачи спора в третейский суд используется соответствующее соглашение сторон, заключаемое как в форме отдельного документа, так и в форме третейской оговорки в ДДУ.

Передача спора с участием потребителя для рассмотрения третейским судом сама по себе не противоправна[1].

Но, поскольку на момент заключении ДДУ нарушения срока передачи квартиры обычно еще нет, включение третейской оговорки в ДДУ лишает дольщика возможности выбрать подсудность при возникновении нарушения[2].

В то же время, заключение отдельного третейского соглашения после нарушения срока передачи квартиры свидетельствует о реализации дольщиком своего процессуального права и не указывает на нарушение прав потребителя.

Несмотря на формальную невозможность альтернативных исков, оспаривание третейской оговорки возможно как через признание недействительности, так и через изменение условий договора присоединения. Выбор надлежащего способа должен учитывать момент заключения ДДУ, срок его действия, а также возможность доказывания квалификации договора в качестве договора присоединения.

Согласно п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей[3] потребительские иски могут быть предъявлены в суд по месту нахождения ответчика, жительства или пребывания истца, а также по месту заключения или исполнения договора. Аналогичное правило установлено п.

7 ст. 29 ГПК РФ. Выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу (п.10 ст. 29 ГПК РФ). Соответственно, третейская оговорка, включенная в договор, лишает потребителя права на обращение в тот суд, к подсудности которого отнесено дело.

В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителя условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Буквальное толкование данного положения указывает, что третейская оговорка в ДДУ должна оспариваться как часть договора, нарушающего требование закона.

После изменений ГК РФ от 01 сентября 2013 г.[4] нарушение сделкой закона в соответствии с п.1 ст.168 означает ее оспоримость, что в случае заключении договора по новым правилам подразумевает необходимость предъявления соответствующего иска в течение годичного срока.

Поскольку срок давности на оспаривание договора для его стороны начинает течь с начала его исполнения, то, учитывая значительное время строительства многоквартирного дома, на момент наступления просрочки застройщика возможность признания недействительной третейской оговорки может оказаться «задавненной».

В то же время, изменения в п. 3 ст. 428 ГК РФ ГК РФ от 01 сентября 2013 г. распространили  действие статьи на договоры, формально хоть и не являющиеся договорами присоединения, но заключенные при явном неравенстве переговорных возможностей сторон.

Поскольку некоторые из договоров, заключенных до сентября 2013 года, продолжают действовать до настоящего времени, в судебной практике можно найти примеры оспаривания третейских оговорок различными способами.

 Анализ практики судов общей юрисдикции по оспариванию третейской оговорки в рамках потребительских споров показывает, что требования потребителей удовлетворяются судами в большинстве случаев[5].

Положительные решения обосновываются, в том числе:

  • лишением потребителя возможности выбора суда (п.2. ст. 17 Закона о защите прав потребителей);
  • недопустимостью заключения третейского соглашения по договору присоединения до возникновения основания для предъявления иска (ст. 5 ФЗ N 102 «О третейских судах в РФ», в настоящее время фактически не применяется);
  • большей затратностью третейского разбирательства для потребителя.

Наибольшая сложность оспаривания третейской оговорки проявляется при взыскании неустойки по ДДУ в арбитражном суде. Оспаривание оговорки по правилам п.1 ст. 168 ГК РФ подразумевает необходимость предъявления иска о признании третейской оговорки недействительной[6].

При предъявлении требования о признании недействительности договора совместно с иском о взыскании неустойки общество окажется связанным необходимостью соблюдения претензионного порядка, что дополнительно сократит достаточно небольшой срок исковой давности. Заявление же самостоятельного иска еще сильнее увеличит срок вынесения окончательного судебного решения.

При этом увеличение сроков является наименьшей из возможных проблем, поскольку не является однозначной сама возможность удовлетворения подобного иска.

Безусловно, третейская оговорка, включенная в ДДУ, ущемляет право на выбор подсудности потребителя, заключившего такой договор.

При отсутствии в соглашении об уступке права на неустойку иного, к цессионарию перейдут все права цедента, существовавшие на момент перехода.

В том числе, к  нему перейдет и право на предъявление иска о признании недействительной сделки, заключенной между цедентом и должником. При этом основанием для признания недействительности будет нарушение такой сделкой закона, установленного для цедента.

Но, с другой стороны, уступка права на взыскание неустойки, делая стороной разбирательства хозяйственное общество (или индивидуального предпринимателя), меняет и подведомственность спора. При этом истец утрачивает право на подсудность по своему выбору, установленное п. 7 ст.

29 ГПК РФ. Поскольку последствия такой недействительности имеют исключительно процессуальный характер, фактически они не будут иметь никакого значения для цессионария.

Так как право цессионария формально ничем не нарушается, то возможность предъявления иска вызывает большие сомнения.

Действуя в рамках модели предъявления иска о признании недействительной третейской оговорки, включенной в ДДУ, наиболее безупречным видится предъявление такого иска от первоначального дольщика, являющегося потребителем.

В этом случае, даже при предъявлении иска о недействительности после уступки права на неустойку, его удовлетворение приведет к ретроспективному прекращению соответствующих юридических последствий в силу положений действующего в настоящее время п. 1 ст. 167 ГК РФ.

На наш взгляд, предъявление потребителем иска об изменении ДДУ по правилам ст. 428 ГК РФ также допустимо. Но при этом такое требование все же должно заявляться до уступки права.

В то же время, предъявление самостоятельного иска от физического лица не только не способствует процессуальной экономии, но и в ряде случаев невозможно по причине отсутствия у цедента интереса к такому оспариванию после уступки права и получения соответствующего вознаграждения. Единственным способом стимуляции такого интереса может быть отсрочка или рассрочка оплаты уступки права, что, в свою очередь, также не всегда приемлемо.

На наш взгляд, наиболее универсальным и обоснованным механизмом признания недействительности третейской оговорки в ДДУ при уже совершившейся уступке права на неустойку является ее оспаривание в арбитражном процессе совместно с иском о взыскании неустойки.

При этом недействительность должна быть следствием ничтожности, что в силу толкования п. 101 Пленума ВС РФ № 25[7] позволит отсчитывать исковую давность с момента начала нарушения срока передачи объекта.

Для использования подобного механизма применяется следующие обоснование.

Поскольку основной договор заключается ответчиком с физическим лицом, приобретающим будущее помещение для личных семейных нужд, то права дольщика должны защищаться Законом о защите прав потребителей.

При этом очевидно, что по причине неравных переговорных возможностей физическое лицо не могло повлиять на исключение третейской оговорки из текста договора, а также то, что текст самого ДДУ и третейской оговорки является типовым, используемым застройщиком для всех потребителей. Поскольку согласно п. 4 ст.

1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ[8].

Установление третейской оговорки в ДДУ ограничивает право потребителя на подсудность по своему выбору, установленную Законом о защите прав потребителя. При этом законом явно установлен запрет на ограничение таких прав.

В соответствии с толкованием п. 6 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 [9], ограничение прав потребителя, установленных Законом о защите прав потребителя, относится к нарушению явно выраженного законодательного запрета ограничения прав потребителей.

В силу толкования, изложенного в п. 76 Постановления Пленума ВС РФ N 25, условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей, являются ничтожными.

Исходя из толкования Пленума Верховного Суда РФ, изложенного в п. 71 Постановления от 23.06.

2015 N 25, применение судом последствий недействительности ничтожной сделки возможно по заявлению стороны в споре без предъявления самостоятельного иска.

Таким образом, заявление о недействительности третейской оговорки, включенной в ДДУ, может быть сделано в иске о взыскании с застройщика неустойки за нарушение срока передачи квартиры.

__________________________________

Источник: https://corprf.ru/treteyskaya-ogovorka-v-ddu-problemyi-osparivaniya-v-arbitrazhe/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.