Недействительный договор уступки права

Последствия недействительности уступки права

Недействительный договор уступки права

При добросовестном исполнении обязательства новому кредитору на должника не могут быть возложены негативные последствия спора цедента и цессионария по поводу недействительности уступки. В этом случае цедент вправе потребовать денежную компенсацию от цессионария, принявшего исполнение от должника.

В рамках дела о банкротстве банка конкурсный управляющий (далее – агентство) обратился в суд с заявлением о признании недействительными двух договоров цессии, заключенных банком с обществом, и банковской операции по списанию денежных средств с расчетного счета указанного общества, открытого в банке, в счет оплаты за уступленное банком требование к торговому дому.

Определением арбитражного суда первой инстанции требования агентства удовлетворены.

 Суд апелляционной инстанции, рассмотревший спор по правилам, установленным процессуальным законодательством для рассмотрения дела в суде первой инстанции, постановлением отменил определение суда первой инстанции, признал недействительными оспариваемые сделки и банковскую операцию, применил последствия их недействительности в виде восстановления банка в правах кредитора по отношению к торговому дому по договору об открытии кредитной линии, восстановления обязательств Ч. перед банком по обеспечительным сделкам поручительства и залога, восстановления обязательств банка перед обществом по договору расчетного счета, а также обязания общества возвратить банку подлинные документы, удостоверяющие полученное требование.

Постановлением арбитражного суда округа постановление суда апелляционной инстанции изменено в части применения последствий недействительности сделок и банковской операции: арбитражный суд округа восстановил банк в правах кредитора по договору об открытии кредитной линии, заключенному банком с торговым домом, восстановил права банка по договорам поручительства и залога, заключенным банком и Ч., восстановил обязательства банка перед обществом по расчетному счету, открытому обществом в банке.Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа в части применения последствий недействительности сделок и в отмененной части направила обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.Как разъяснено в п. 14 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 октября 2007 г. N 120 “Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации”, в случае признания судом соглашения об уступке требования недействительным (либо при оценке судом данной сделки как ничтожной и применении последствий ее недействительности) по требованию одной из сторон данной сделки исполнение, учиненное добросовестным должником цессионарию до момента признания соглашения недействительным, является надлежащим исполнением. Аналогичные разъяснения содержатся в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. N 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки”.

В ходе рассмотрения спора торговый дом обращал внимание на то, что после уступки требования новый кредитор предъявил к нему иск о взыскании задолженности по кредитному договору. К участию в этом деле привлекалось агентство. Соответствующее ходатайство было заявлено торговым домом, который ссылался на риск оспаривания в деле о банкротстве банка договоров цессии как сделок с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве). Однако в деле о взыскании долга агентство поддержало позицию нового кредитора, считало его притязания к торговому дому обоснованными. Определением арбитражного суда первой инстанции утверждено мировое соглашение между новым кредитором и торговым домом. По мнению торгового дома, зафиксированная в мировом соглашении задолженность им погашена на основании исполнительного листа, выданного новому кредитору и предъявленного им в кредитную организацию, обслуживающую торговый дом.

Впоследствии по заявлению агентства в деле о банкротстве банка были признаны недействительными договоры цессии. При этом торговый дом не извещался судом первой инстанции о начавшемся процессе, что послужило причиной отмены вынесенного этим судом определения по безусловному основанию.

В такой ситуации судам надлежало исследовать и оценить поведение торгового дома с точки зрения добросовестности.

Неверно определив предмет доказывания, суды не установили соответствующие обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения требования агентства о применении последствий недействительности договоров цессии.

В случае добросовестного исполнения обязательства новому кредитору на торговый дом не могли быть возложены негативные последствия спора цедента и цессионария по поводу недействительности упомянутых договоров, в этом случае банк в лице агентства был вправе потребовать денежную компенсацию от общества – нового кредитора, принявшего исполнение от торгового дома.

Определение N 305-ЭС17-11566 (14)

“,”author”:””,”date_published”:null,”lead_image_url”:”https://lh4.googleusercontent.com/proxy/CmeVG1WD6FQaUwxB3lozAtFPsNmJOcDzV5Gxavwm351SfzLIQsFVbsMmx_GPZVSMU4ZpIwet-sA9PkkW=w1200-h630-n-k-no-nu”,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”http://lebedevlaw.blogspot.com/2019/06/blog-post_9.html”,”domain”:”lebedevlaw.blogspot.com”,”excerpt”:””,”word_count”:634,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: http://lebedevlaw.blogspot.com/2019/06/blog-post_9.html

Как правильно использовать договор уступки прав требования

Недействительный договор уступки права

Денис Артемов, ведущий юрист юридической фирмы Via lege, рассказал порталу Новострой-М о том, что такое договор уступки прав требования (цессии), как его правильно применять на рынке новостроек и минимизировать возможные риски.

По договору уступки прав (на латыни «уступка» – «cessio», «цессия») одно лицо передает другому право требования об исполнении какого-либо обязательства. По договору уступки можно передавать и сами обязательства – принимающая сторона должна их исполнить в пользу третьего лица.

В случае с квартирами в новостройках, правообладатель (цедент) передает правоприобретателю (цессионарий) основанное на договоре право требования к застройщику передачи квартиры после ввода дома в эксплуатацию.

Договор уступки прав во многом схож с соглашением купли-продажи, поэтому, чтобы было проще, мы будем называть правообладателя – продавцом, а правоприобретателя – покупателем.

Договор уступки широко применяют при реализации квартир в новостройках.

Дело в том, что, во-первых, по мере строительства стоимость жилья в новостройках растет, что дает возможность вкладывать денежные средства с целью дальнейшего получения прибыли.

Многие инвесторы не дожидаются окончания строительства и оформления квартиры в собственность, а стремятся продать недвижимость раньше. Для этого они используют уступку прав.

Во-вторых, договоры участия в долевом строительстве (ДДУ) можно заключать только пока идет строительство – то есть до момента ввода дома в эксплуатацию. А договоры купли-продажи – только при наличии оформленного права собственности на квартиру.

При этом от момента ввода объекта до оформления права собственности может пройти довольно много времени, в течение которого застройщики выпадают из фазы активной реализации квартир.

В результате они заключают ДДУ на оставшийся объем квартир с одной из своих структур, которая в дальнейшем без спешки занимается продажами по договорам уступки.

Примечательно, что использование такого вида договора выгодно обеим сторонам сделки.

Продавец может получить деньги за квартиру, не проходя процедуру ее принятия по акту приема-передачи и оформления права собственности, а также без дополнительных затрат на эксплуатацию.

Покупатель – приобрести квартиру не «с нуля», отследить ход строительства и его темпы (причем цена квартиры в таком случае ниже, чем после ввода новостройки в эксплуатацию и оформления права собственности). 

Подводные камни

Договор уступки прав должен соответствовать определенным требованиям. Глава 24 Гражданского кодекса РФ посвящена перемене лиц в обязательствах и вводит ряд важных правил. К наиболее существенным закон относит следующие:

– договор уступки прав должен быть составлен в письменной форме, а уступка прав по ДДУ – обязательно пройти государственную регистрацию (при этом права нового лица на квартиру появляются именно с момента государственной регистрации);

– в договоре должен быть четко определен предмет сделки (квартира), указана ее цена, порядок расчетов;

– если в договоре участия в долевом строительстве предусмотрено обязательное письменное согласие застройщика на уступку, необходимо его получить – в противном случае сделка может быть признана недействительной.

Статья 11 ФЗ «Об участии в долевом строительстве…» дополняет этот перечень еще двумя условиями:

– продавец может уступить только полностью оплаченную квартиру или покупатель должен принять на себя обязательство по оплате долга; 

– уступка прав возможна только до момента передачи квартиры по акту (правило исходит из сущности договора уступки: при подписании акта само право требования передачи квартиры реализуется – уступать становится нечего).

Кроме того, важными являются следующие моменты:

– в договоре уступки прав продавец должен гарантировать юридическую чистоту квартиры (не заложена, не арестована, на нее не имеют права третьи лица, нет судебного спора);

– в соответствии со статьей 385 Гражданского кодекса РФ, при уступке прав продавец передает покупателю имеющиеся у него правоустанавливающие документы (договор участия в долевом строительстве, платежные документы). Важно составить отдельный акт об этом);

– факт полного расчета покупателя с продавцом во избежание дальнейших разногласий также нужно подтвердить актом – о взаиморасчетах;  

– застройщик обязательно должен быть письменно уведомлен о состоявшейся уступке прав, ответственность за отсутствия уведомления несет покупатель;

– перед заключением договора уступки важно убедиться в действительности уступаемых прав, в частности в том, что договор не расторгнут и полностью оплачен.

Проще всего проверить это – запросить выписку по квартире из Единого государственного реестра прав. В ней должны быть подтверждены действительность договора (не расторгнут ли) и правообладатель квартиры, отсутствовать информация о наличии ипотеки, судебных арестов и других обременениях.   

Также по возможности необходимо приехать вместе с продавцом в офис застройщика: девелопер не заинтересован в том, чтобы не оплаченные или недействительные права на квартиру реализовывали третьим лицам. Кроме того, у застройщика находится свой экземпляр документов, составляющих юридическую историю квартиры, с которым можно сверить предоставляемые продавцом бумаги.

После заключения договора уступки прав покупатель «остается один на один» с застройщиком, поэтому важно также ознакомиться с основными правоустанавливающими документами на строительство:

– распоряжение главы местной администрации о строительстве;

– договор между администрацией и застройщиком об условиях строительства жилого дома;

– договор аренды земельного участка (свидетельство о праве собственности);

– разрешение на строительство;

– положительное заключение государственной экспертизы по проекту строительства.

Менеджер застройщика может сообщить также другую значимую информацию: например, о новых сроках окончания строительства (они могут сдвигаться); о предварительных обмерах квартиры (если площадь увеличилась, с покупателя в дальнейшем возьмут доплату) и о приблизительной стоимости эксплуатации квартиры (в договоре она не фигурирует).

Изучая сам договор долевого участия, необходимо обратить внимание на то, что он должен быть прошит и иметь прямоугольный штамп Федеральной службы государственной регистрации о проведенной регистрации.

Также продавец обязан предоставить документы, подтверждающие произведенную оплату: квитанции к приходным кассовым ордерам, банковские платежные поручения, акты сверки расчетов.

Если квартира была куплена в ипотеку, должно быть письменное подтверждение, что кредитные обязательства полностью погашены. В случае непогашенной ипотеки к сделке в обязательном порядке должен быть привлечен банк, который за счет оплачиваемых покупателем сумм закрывает кредитные обязательства продавца и снимает залог с квартиры. 

Организация расчетов по договору уступки между покупателем и продавцом

При заключении договора уступки прав требования продавец рискует подписать соглашение, сдать его на регистрацию, но при этом не получить оплату стоимости квартиры. Для покупателя опасность прямо противоположная – он может отдать деньги, но не получить из Росреестра подтверждение перехода прав (например, из-за судебных арестов). 

Поэтому наиболее оптимальная форма расчетов – через банковскую ячейку, условием доступа к которой является зарегистрированный в Росреестре договор уступки прав. 

Также в последнее время начали применять банковский аккредитив для безналичных расчетов (принцип схож с арендой ячейки). Но стоимость банковских услуг по аккредитиву существенно выше, поэтому пока он не получил широкого распространения. 

Указание в договоре уступки неполной цены квартиры

Статья 210 Налогового кодекса РФ относит к налогооблагаемой базе для расчета 13% НДФЛ все доходы налогоплательщика, полученные в денежной форме. Доходы от уступки прав – не исключение. На практике это приводит к попыткам указать в договоре уменьшенную цену квартиры, которая зачастую равна ее стоимости по договору долевого участия.

В этом случае, помимо очевидного нарушения налогового законодательства, покупатель принимает на себя дополнительный риск, который может быть реализован в случае дальнейшего признания уступки недействительной по решению суда.

Согласно статье 167 Гражданского кодекса РФ, последствием недействительности сделки является так называемая двусторонняя реституция, когда каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. И если продавец получает обратно квартиру, то покупатель – только документально зафиксированную стоимость квартиры.

Таким образом, в договоре желательно указывать действительную рыночную стоимость квартиры. Но даже если это не происходит, покупателю следует позаботиться о подтверждении факта оплаты всей суммы (например, при помощи дополнительных расписок).

Роль застройщика

Зачастую функции оформления уступки прав берет на себя застройщик. Он помогает сторонам подготовить необходимые документы, составляет договор уступки, передает его на государственную регистрацию. В случаях, предусмотренных ДДУ, застройщик выступает третьей стороной по договору или дает отдельное письменное согласие на уступку. Конечно, сторонам сделки это выгодно.

Но есть и обратная сторона медали. Как правило, такие услуги застройщика платные. Их стоимость девелопер устанавливает самостоятельно: государственного регулирования этого вопроса не существует. Также нет рекомендаций, кто именно несет расходы – продавец или покупатель.

Поэтому важно заранее уточнить стоимость услуг застройщика, чтобы при проведении сделки это не превратилось в неприятный сюрприз.

Когда продавец не полностью расплатился за квартиру (например, при рассрочке), привлечение застройщика к сделке становится обязательным. В этом случае часть оплачиваемых средств покупатель перечисляет застройщику в счет погашения долга, а остальное – продавцу.

Однако сопровождение сделки застройщиком не решает все сложности. Напротив, юридически привлечь девелопера к ответственности за возможные ошибки в оформлении договора крайне непросто, поэтому сторонам следует внимательно изучать документы и детально оговаривать все нюансы.

Другие нюансы

Права требования к застройщику на квартиру относятся к имущественным правам. Так, законом допускается уступка прав в долях, т.е. они могут быть оформлены на нескольких лиц, являющихся продавцами. Аналогично обстоят дела и с покупателями, которых также может быть много.

Помимо ДДУ застройщики используют и другие виды договоров продажи недвижимости в новостройках. Например, ПДКП или договор об участии в ЖСК. Несмотря на то, что уступка прав на квартиру по ним во многом отличается от уступки по ДДУ, многое из рассмотренного в настоящей статье применимо и к таким разновидностям цессии.

В заключение следует сказать, что договор уступки прав требований, как и другие виды гражданско-правовых сделок, направлен на реализацию свободного имущественного и денежного оборота и призван содействовать сторонам в достижении взаимовыгодных результатов.

При этом очень важно обращать внимание на правильность оформления документов (во избежание ошибок и неточностей), своевременно планировать и правильно распределять компетенции сторон сделки в подготовке и предоставлении необходимой документации.

Источник: https://www.Novostroy-m.ru/statyi/kak_pravilno_ispolzovat_dogovor

Как добиться признания недействительным договора уступки права требования

Недействительный договор уступки права

Цессия как добровольное соглашение между сторонами широко применяется при проведении процедуры банкротства. Оспаривание подозрительных сделок позволяет кредиторам вернуть в конкурсную массу денежные средства, выплаченные компании-цеденту и выведенные незаконным способом из делопроизводства.

Цессионарий приобретает право требования долга с финансово несостоятельного лица (заемщика) в полном объеме. Договор цессии используется при процедуре банкротства юридического лица (далее – ЮЛ) в следующих случаях:

  1. Правоприобретатель умышленно скупает у одного или нескольких кредиторов дебиторскую задолженность конкретного заемщика с целью инициировать процедуру банкротства в его отношении.
  2. Должник организует фиктивную схему реализации принадлежащей ему дебиторской задолженности, чтобы вывести долю активов из конкурсной массы до начала объявления о своей финансовой несостоятельности. Арбитражный управляющий вправе оспаривать подобную сделку. Дебиторская задолженность подлежит включению в конкурсную массу и взыскивается в счет погашения кредиторских требований. Упомянутая схема применяется заемщиком с целью создать видимость, что принадлежащий ему долг перешел в собственность другого ЮЛ.
  3. Конкурсные кредиторы скупают задолженности у других участников процесса с целью увеличения собственного веса на общих собраниях. Таким образом они пытаются получить контроль над процедурой банкротства.
  4. Целью договора цессии является сокрытие истинного материального положения. Заемщик, оказавшийся в трудной финансовой ситуации, реализует свою дебиторскую задолженность, чтобы выручить денежные средства на обеспечение текущих расходов.
  5. Подписание договора цессии инициируется арбитражным управляющим в процессе конкурсного производства. Такие действия могут предпрниматься для наполнения конкурсной массы, улучшения финансовой ситуации на предприятии и/или в процессе санации.

  6. Банк может пойти на переуступку права требования по долгам организации во избежание необходимости формировать дополнительный финансовый резерв.

Практика Верховного Суда РФ от 28.04.2016 по делу №306-ЭС15-20034 выделяет три обстоятельства, при которых заключение договора цессии признается недействительным – необходимо подтвердить все нижеупомянутые аспекты:

  1. Должник сознательно уступал права требования во вред имущественным интересам третьих лиц.
  2. Договор цессии в итоге навредил кредиторам.
  3. Должник представлял и осознавал объем негативных последствий сделки для кредиторов.

Обратимся, к примерам, конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании договора цессии недействительным. Организация, заключившая соглашение, является кредитным учреждением и объявила о своем банкротстве. Дело прошло четыре уполномоченных инстанции. Каждая из них выносила противоположное предыдущему решение.

Суд первой инстанции признал договор недействительным, сославшись на ст. 63.1 Закона о банкротстве – при заключении данного соглашения было оказано предпочтение одному из кредиторов. Также в результате сделки изменилась очередность удовлетворения требований. Суд указал, что оплата по договору выглядела внутрибанковской проводкой, реального движения денежных средств зафиксировано не было.

Суд апелляционной инстанции принял противоположную точку зрения. Договор был признан действительным – сама по себе уступка прав требования является способом замены одного лица другим при исполнении обязательств заемщиком и никак на них не влияет. Обстоятельства, на которые ссылался конкурсный управляющий во внимание приняты не были.

Также рекомендую прочитать эту статью

Субсидиарная ответственность главного бухгалтера при банкротстве за что привлекают и как избежать

О чем статья? О субсидиарной ответственности главных бухгалтеров. Кому и чем будет полезна? Бухгалтерам и финансовым директорам. Узнайте, за  что  вас  могут
Продолжить чтение

Кассационная инстанция признала данное соглашение недействительным, но сослалась уже на ст. 62.1 Закона о банкротстве.

Решение было аргументировано неравноценным встречным предоставлением – оплата по договору цессии носила фиктивный характер. Реального движения финансовых средств по счетам сторон соглашения не было.

Банк располагал картотекой, отражающей информацию о признаках неплатежеспособности заемщика.

Решение высшей инстанции

Верховный Суд РФ проанализировал дело с нескольких сторон. Он учел и неравноценность встречного представления, и оказание предпочтения. Высшая инстанция вынесла решение о признании сделки недействительной на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве. 

Ключевыми аргументами стали банковская проводка, носящая фиктивный характер, и неравноценное встречное представление. Также суд отметил, что наличие картотеки является доказательством осведомленности банка о неплатежеспособности должника.

Обойти все уловки должника, сэкономить время, тем самым повышая вероятность вероятность и полноту взыскания денежных средств Вы можете оставив заявку прямо сейчас, оставив заявку на консультацию по работе с проблемной задолженностью.

Источник: https://rykov.pro/publications/kak-dobitsya-priznaniya-nedeystvitelnym-dogovora-ustupki-prava-trebovaniya/

Как оспорить договор уступки права требования (цессии)

Недействительный договор уступки права

Здравствуйте, друзья.

Сегодня я расскажу Вам очень интересную историю о том, как можно оспорить договор цессии (уступки права требования), по которому Ваш банк продал Ваш долг коллекторскому агентству.

Многие из Вас описывали мне подобную проблему в х. Мне эта тема, как ни странно, знакома с практической стороны, так что о ней я могу говорить долго. Давайте я уточню, зачем вообще нужно оспаривать подобные договоры.

Итак, ситуации, при которых банк может продать долг коллекторам, и которые будут нам интересны, всего две:

  • заемщик не погашает кредит, а банку не интересно взыскивать задолженность в судебном порядке;
  • заемщик просрочил кредит, банк взыскал долг в суде, но судебные приставы по тем или иным причинам не могут исполнить решение.

Начну с первого случая.

В случаях, когда сумма долга относительно невелика (от 10 000 до 300 000 рублей), банкам зачастую легче продать такого должника коллекторскому агентству, чем заниматься самостоятельной судебной работой, задействовать юристов, оплачивать госпошлину, подключать специалистов, ведущих исполнительное производство и, наконец, годами получать копейки, чтобы неизвестно когда закрыть этот долг.

Вместо этого банк собирает сотню таких «плохих» кредитов, и по одному договору цессии продает их коллекторскому агентству. Я думаю, ни для кого не секрет, что «плохие» кредиты уходят из банка с большим дисконтом.

И после такой продажи, банк улучшает свои показатели (резерв), поскольку размер просрочки у него снижается, а коллекторы, как стервятники, набрасываются на должников, и своими, опять же, всем известными методами, пытаются заработать.

И второй случай, на мой взгляд, более интересный.

Опять же, привязываться к сумме не буду, в каждом банке может быть свой регламент. Должник просрочил кредит, банк подал в суд, получил решение, и передал исполнительный лист в службу судебных пристав для принудительного исполнения. Если у должника нет официальных доходов и имущества, судебные приставы не смогут исполнить решение суда, а банк — получить свои деньги.

Поэтому, чтобы снять с себя таких должников, банк сначала отзывает из службы судебных приставов исполнительные листы, а затем продает все это добро коллекторам. Опять же за «шапку сухарей».

Что такое цессия

Поскольку и процесс работы и последствия в обоих случаях будут одинаковыми, я опишу их один раз без привязки к перечисленным выше ситуациям.

Для начала термины. Цессия — это не что иное, как уступка права требования. Она предусмотрена гражданским кодексом РФ, то есть, имеет право на существование.

Если говорить близко к тексту, то смысл цессии заключается в том, что кредитор (банк) имеет право передать принадлежащее ему право требования третьему лицу на основании сделки либо закона.

Закон нас сейчас мало интересует, поэтому я остановлюсь именно на сделке.

В большинстве случаев, банки продают по договорам цессии просроченные потребительские кредиты, поэтому, такие договоры заключаются в простой письменной форме, и не требуют ни нотариального удостоверения, ни государственной регистрации. Причем, важный момент:

Для заключения договора цессии и, соответственно, фактического перехода права требования от банка к коллектору, согласие должника не требуется.

Вот он, ответ на Ваш вопрос: если банк продал Ваш долг, но Вы не получили уведомление, ничего страшного здесь нет. Это укладывается в рамки закона, и не влечет за собой недействительность договора цессии.

А что же делать, если должник не знал о состоявшейся уступке права требования по его кредитному договору и продолжал вносить деньги банку? На этот счет Закон дает четкие разъяснения.

Итак, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий.

Вот она, ответственность нового кредитора (коллектора) за то, что он не уведомил должника об уступке его долга. Не уведомил — сам виноват.

Но не переживайте, если Вы попали в подобную ситуацию, и внесли деньги на свой старый счет в банке, этот платеж (или платежи) Вам обязательно зачтется. Закон так и предусматривает, что исполнение обязательства первоначальному кредитору (банку), несмотря на то, что долг уже был продан третьему лицу, признается исполнением надлежащему кредитору.

Зачем оспаривать договор цессии

Понятно, что свой долг Вы этим не аннулируете. Но, в этом предприятии все же есть положительные моменты. Перечислю их по пунктам. Итак, признав ничтожным договор цессии, Вы:

  • избавите себя от звонков и визитов коллекторов;
  • заставите банк обратиться, наконец, в суд, тем самым, зафиксировав размер долга;
  • поспособствуете возврату исполнительных листов в службу судебных приставов;
  • вернете работу по взысканию с Вас долга в прозрачное и законное русло.

Как оспорить договор цессии (уступки права требования)

Итак, для того, чтобы оспорить, или проще, признать ничтожным договор цессии, нужно всего одно условие.

В кредитном договоре должен быть пункт примерно такого содержания:

кредитор вправе полностью или частично переуступить свои права и обязательства по Договору, а так же по сделкам, связанным с обеспечением возврата кредита, другому лицу без согласия Заемщика.

Источник: https://projectzakon.ru/kak-osporit-dogovor-ustupki-prava-trebovaniya-cessii.html

Юридическое бюро Юрьева – Последствия передачи недействительного права по договору цессии ( к ст. 1106 ГК РФ)

Недействительный договор уступки права
Статья 1106. Последствия неосновательной передачи права другому лицу

Лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право.

В первую очередь необходимо разобраться с тем, что из себя представляет договор цессии, по которому передано недействительное право.

Переданное право — предмет цессии — может оказаться недействительным по любым основаниям.

Например, договор, на основании которого оно предполагалось возникшим, был признан недействительным, ничтожным или, что допускается российской судебной практикой, — незаключённым.

Каким образом недействительность переданного права может повлиять на заключённый договор цессии? Чаще всего даётся следующий ответ: это влечет недействительность договора цессии. Иногда подобный вывод можно встретить и в судебной практике.

Однако такой подход ошибочен. Все возникающие затруднения в этом вопросе вызываются неотделимостью этого свойства от самого права: недействительное право не может существовать, поскольку недействительность основания возникновения этого права является причиной его несуществования (причина его несуществования кроется в недействительности основания возникновения этого права).

Между тем договор цессии необходимо рассматривать как один из видов договоров о передаче имущества, а передачу недействительного права, в свою очередь, как вид неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по передаче имущества. Действительность или недействительность передаваемого права — это его свойство.

Тем не менее по договору цессии передаваемое право преставляет собой не что иное, как вид товара. А как известно, передача некачественного товара по договору не может повлечь за собой недействительность этого договора. В этом случае должны применяться последствия, связанные с ненадлежащим исполнением обязательств со стороны одной из сторон договора.

В то же время необходимо понимать, что в данном случае товар оказывается не переданным вообще, поскольку, как описано выше, недействительное право не существует.

В связи с этим одна сторона оказывается пострадавшей, поскольку она осуществила (в случае возмездного договора цессии) встречное представление, а другая сторона неосновательно обогащается, так как получает это представление за несуществующий предмет договора.

Очевидно, что имеется основание для применения последствий неосновательного обогащения, то есть возмещение полученного обогатившейся стороной. В то же время для обогатившегося благодаря встречному представлению, может представлять ценность не только само право, но и сопровождающие его документы.

Для этого он вправе потребовать от несостоявшегося цессионария переданные ему документы. Очевидно, что взаимные требования цедента и цессионария друг к другу представляют собой самостоятельные иски.

В отличие от положения о недействительности ничтожной сделки суд не вправе по собственной инициативе применить последствия неосновательного обогащения к сторонам, так как это не предусмотрено действующим законодательством. Иными словами, может сложиться ситуация, при которой цедент обратится к цессионарию с требованием о возврате переданных по договору документов, а цессионарий не потребует оплаченной суммы обратно. При таких обстоятельствах суд вправе лишь рассмотреть требование о возврате документов, не входя в обсуждение необходимости возврата уплаченных цессионарием сумм.

Возможна также другая проблема, которая неизбежно возникает при недействительности оспариваемого права. Поскольку это право существует в отношении третьего лица по отношению к договору цессии, — к должнику по основному договору, возникает правовая неопределённость в отношении существования или несуществования этого права, а также связанных с несуществованием этого права последствий.

Например, в ситуации, когда договор признан незаключённым, однако одна из сторон уже исполнила его, на стороне должника возникает неосновательное обогащение. Таким образом, хотя договора и не существует, долг тем не менее есть. В связи с наличием договора цессии, который, к тому же является действительным, возникает проблема оценки принадлежности права требования цессионарию или цеденту.

В такой ситуации для устранения правовой неопределённости возможно предъявление иска о признании права, причём сторонами по этому иску должны быть привлечены все заинтересованные лица: цедент, цессионарий и должник.

Цессионарий может не согласиться с тем, что он утратил приобретённое право и предъявить иск о признании к должнику и цеденту.

Равным образом цедент может посчитать, что право на взыскание принадлежит именно ему, и обратиться с иском к должнику и цессионарию.

Эти иски напрямую не связаны с иском, предусмотренным ст. 1106 Гражданского кодекса РФ, поскольку в ней законодатель предусматривает только изложенные выше последствия недействительности переданного права. Предъявление двух исков в одном процессе возможно в порядке объединения в одном производстве нескольких требований к разным ответчикам.

Что касается оценки обоснованности требований цедента или цессионария о признании за одним из них права требования к должнику, то здесь необходимо отметить следующее.

Договор цессии заключается в отношении конкретного и определённого права требования, которое составляет существенное условие договора. Хотя с правом требования переходят дополнительные права (например, на взыскание процентов (ст.

384 Гражданского кодекса РФ)), право на взыскание неосновательного обогащения никак не связано с правом требования по договору.

Оно имеет внедоговорную природу, и уже в связи с этим передача права из договора не может предполагать передачу также и права, вытекающего из недействительности или незаключённости этого договора, во всяком случае, в отсутствие особых оговорок об этом в договоре цессии.

Ввиду изложенного следует признать, что право требования в связи с неосновательным обогащением, в отсутствие особых оговорок в договоре цессии, остаётся за цедентом. В этой связи правила, установленные в ст.

1106 Гражданского кодекса РФ о необходимости возврата документов, переданных вместе с предполагавшимся правом, приобретает особую актуальность, поскольку эти документы имеют реальную ценность при доказывании обоснованнности прав взыскателя по кондикционному иску.

Вопрос относительно срока исковой давности по иску о взыскании неосновательного обогащения имеет особую важность, поскольку необоснованность приобретения зачастую выясняется значительно позже действий сторон.

Однако в данном случае необходимо исходить из того, что срок исковой давности применительно к искам о признании права исчисляется в особом порядке, в зависимости от того, какой характер носят эти иски.

В первую очередь, необходимо учесть, что целью этого иска является устранение правовой неопределённости, поэтому момент начала течения срока исковой давности связан не с моментом возникновения неосновательного обогащения, а с моментом возникновения правовой неопределённости и тем моментом, когда о ней стало известно или должно было стать известным истцу. Например, этим моментом может быть признание договора незаключённым, в результате чего возникает правовая неопределённости принадлежности права на взыскание.

Источник: http://juryev.ru/grazhdanskoe-pravo/225-kommentariy-k-st-1106-gk

Обзор Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа

Недействительный договор уступки права

Обзор документа

Обзор Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа”Рассмотрение споров, вытекающих из заключения, неисполнения илиненадлежащего исполнения договоров уступки права требования (цессии),

признания договоров незаключенными и ничтожными”

Во исполнение пункта 4.1.

3 плана работы Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа на первое полугодие 2007 года коллегия по рассмотрению споров, возникающих из гражданских правоотношений, обобщила практику рассмотрения споров, вытекающих из заключения, неисполнения или ненадлежащего исполнения договоров уступки права требования (цессии), признания договоров незаключенными и недействительными.

В статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования).

Таким образом, уступка права требования (цессия) – это соглашение о замене прежнего кредитора (цедента), который выбывает из обязательства, новым кредитором (цессионарием), к которому переходят все права прежнего кредитора.

Уступка требования в последнее время широко используется в хозяйственном обороте; применение данного института порождает большое количество арбитражных споров.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – Кодекс) не содержит норм, специально регламентирующих вопросы заключения и исполнения договоров цессии, поэтому очень важное значение имеет выработанная арбитражными судами практика.

На настоящий момент устоявшейся является практика по таким ранее спорным вопросам как действительность договора цессии, не содержащего условия о возмездности сделки; возможность уступки требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства.

Вместе с тем по многим другим вопросам практика арбитражных судов при рассмотрении такого рода споров противоречива.

С целью достижения единства судебно-арбитражной практики в обобщении проанализированы дела, рассмотренные судьями гражданской коллегии за указанный период и приведена правовая позиция Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по конкретным спорам.

За 2006 год судьи коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских правоотношений, разрешили 30 споров, касающихся соглашений по уступке права требования, за четыре месяца 2007 года (январь – апрель) рассмотрели 14 дел названной категории.

По восьми делам судебные решения пересмотрены в кассационном порядке в связи с неправильным применением арбитражным судом норм материального права, из них по двум делам приняты новые судебные акты, шесть дел передано на новое рассмотрение в связи с тем, что суды не исследовали и не дали оценки всем документам, имеющимся в деле.

1. Признание договора цессии незаключенным

Законодатель не определяет существенных условий для договора данного вида. Согласно пункту 1 статьи 432 Кодекса существенным условием для всех договоров является условие о предмете договора.

В пункте 1 статьи 382 Кодекса установлено право кредитора передать другому лицу требование, принадлежащее ему на основании обязательства.

Из смысла названной нормы следует, что предметом договора цессии является уступка права (требования), возникшего из конкретного обязательства.

1.1. Отсутствие в договоре цессии ссылки на обязательство, из которого возникло уступаемое право, делает договор беспредметным, в связи с чем его нельзя признать заключенным.

Закрытое акционерное общество (далее – Общество) обратилось в арбитражный суд с иском к администрации района (далее – Администрация) о взыскании задолженности по оплате услуг по обслуживанию жилищного фонда, оказанных закрытым акционерным обществом (далее – Общество 2). Исковые требования основаны на договоре уступки права (требования), заключенном истцом с Обществом 2.

Суд отказал в иске, сославшись на незаключенность договора уступки права требования вследствие отсутствия в нем условия о предмете.

Суд кассационной инстанции оставил решение без изменения, исходя из того, что статья 382 (пункт 1) Кодекса позволяет кредитору передать по сделке другому лицу право, принадлежащее ему на основании обязательства.

Следовательно, договор цессии должен содержать сведения об обязательстве, из которого у первоначального кредитора возникло уступаемое право. Спорный договор таких сведений не содержит (дело N А43-25372/2005-1-736).

1.2. При уступке требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, договор цессии должен содержать ссылку на период образования задолженности либо на документы, позволяющие определить этот период.

Закрытое акционерное общество (далее – Общество) обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному предприятию “Теплоэнерго” о взыскании 1 000 000 рублей долга по договору на отпуск и прием сточных вод, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. Исковые требования основаны на договоре уступки права требования, заключенном истцом с муниципальным унитарным предприятием “Водоканал”.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано. При принятии судебных актов суды обеих инстанций исходили из того, что договор цессии нельзя считать заключенным, поскольку в нем не отражены существенные условия, касающиеся предмета договора.

В кассационной жалобе Общество указало на согласованность сторонами предмета договора цессии, содержащего ссылку на номер и дату договора на отпуск и прием сточных вод.

При проверке законности судебных актов суд округа установил, что согласно договору цессии истцу уступлено право требования с должника долга в сумме 2 000 000 рублей. Имеющийся в деле акт сверки расчетов первоначального кредитора с должником свидетельствует о наличии задолженности МУП “Теплоэнерго” перед МУП “Водоканал” на момент заключения договора цессии в сумме 85 502 639 рублей.

Из договора на отпуск и прием сточных вод возникли обязательства длящегося характера. МУП “Водоканал” (первоначальный кредитор), уступая право требования части задолженности, должно было указать период задолженности либо сослаться на счета-фактуры (платежные требования), тем самым конкретизировать долг. Спорный договор цессии не содержит названной информации.

С учетом изложенного арбитражные суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод об отсутствии соглашения сторон по предмету договора и правомерно отказали Обществу в удовлетворении исковых требований.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа оставил судебные акты без изменения (дело N А43-9110/2005-3-251).

1.3. Договор цессии, заключенный от имени цедента неуполномоченным лицом, не создает для первоначального кредитора правовых последствий.

Первоначальный кредитор обратился в арбитражный суд с иском к новому кредитору о взыскании неосновательного обогащения. Иск мотивирован тем, что денежные средства получены ответчиком от должника на основании договора уступки права требования, заключенного от имени цедента неуполномоченным лицом.

Решением суда в иске отказано. Установив факт подписания договора цессии от имени цедента неуполномоченным лицом, суд указал, что в соответствии с пунктом 1 статьи 183 и пунктом 1 статьи 432 Кодекса договор не может считаться незаключенным, а потому правила статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации не применимы к спорным правоотношениям.

Общество обжаловало решение в кассационном порядке. По мнению заявителя жалобы, договор цессии не может служить основанием для перехода его прав к другому лицу, поскольку заключен неуполномоченным лицом – коммерческим директором; Общество впоследствии данную сделку не одобряло.

Суд округа признал обоснованными доводы кассационной жалобы.

Из материалов дела следует, что договор на предмет уступки права требования с должника суммы долга заключен от имени первоначального и нового кредиторов одним и тем же лицом, являвшимся в Обществе-цессионарии генеральным директором, а в Обществе-цеденте – коммерческим директором.

Как установлено судом и не опровергнуто ответчиком, коммерческий директор не обладал полномочиями на совершение сделок по уступке прав другим лицам.

В соответствии со статьей 183 Кодекса при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица. Для представляемого такая сделка создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности лишь в случае последующего одобрения сделки.

Доказательства последующего одобрения первоначальным кредитором договора цессии в деле отсутствуют.

При таких обстоятельствах сделка не должна повлечь для истца правовых последствий, то есть нельзя считать истца цедентом в договоре.

Должник исполнил обязательство ответчику, перечислив последнему денежные средства, причитающиеся к оплате истцу. Следовательно, ответчик получил имущество без оснований, установленных законом либо сделкой.

В статье 1102 Кодекса предусмотрена обязанность приобретателя такого имущества возвратить его потерпевшему. Правила названной статьи должны применяться независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Исходя из названных норм права, суд кассационной инстанции отменил решение и принял новое об удовлетворении исковых требований (дело N А28-2495/2006-1449).

2. Признание договора цессии недействительным

Соглашения об уступке права требования должны соответствовать требованиям норм действующего законодательства. В статье 388 Кодекса установлено, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

2.1. Муниципальные унитарные предприятия вправе заключать соглашения об уступке права требования только с согласия собственника имущества.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/23404291/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.