Недобросовестное поведение контрагента

Как избежать столкновения с недобросовестными контрагентами? — Право на vc.ru

Недобросовестное поведение контрагента

При осуществлении своей деятельности предприниматель вынужден сталкиваться с большим количеством рисков, что также нашло свое отражение в законодательстве, ст.

2 ГК РФ прямо указывает нам на то, что предпринимательская деятельность – самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Часто при выборе контрагента предприниматель не обладает всей полнотой информации о нем, что конечно же может негативно сказаться на исполнении обязательств со стороны нового партнера, однако, риски можно минимизировать и проверить контрагента до заключения сделки.

При этом, необходимо проявлять должную осмотрительность при выборе контрагента, законодательно указанное понятие нигде не закреплено, оно было введено в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Законодательно также не закреплен перечень действий и признаков, на которые необходимо обратить внимание при выборе контрагента, однако, они сформированы сложившейся практикой, так можно выделить следующие критерии должной осмотрительности:

  • Получение и анализ сведений о контрагентах, используя официальные источники информации;
  • Совершение действий по удостоверению в личности лица, действующего от имени контрагента;
  • Истребование документов, подтверждающих право контрагента на занятие определенными видами деятельности;
  • Проверка наличия сведений о государственной регистрации контрагента в общедоступных источниках;
  • Истребование у контрагента учредительных документов;
  • Получение информации о наличии у контрагента действующего расчетного счета;
  • Длительность отношений с контрагентом;
  • Отсутствие «массовости» руководителя/участника юридического лица;
  • Однородность и приемлемое количество ОКВЭД в сведениях ЕГРЮЛ в отношении контрагента;
  • Отсутствие в сведениях ЕГРЮЛ в отношении контрагента записи о недостоверности сведений в отношении адреса места нахождения юридического лица и/или его руководителя/участника;
  • Соотношение даты регистрации контрагента и даты заключение договора

Список действий по совершению «должной осмотрительности» не является закрытым и постоянно дополняется.

Существует большое количество платных сервисов, позволяющих предпринимателю выбрать контрагента исходя из анализа его деятельности, но речь пойдет не о них, т.к.

они не являются официальными источниками из которых можно получить реальную информацию о контрагенте, а следовательно могут содержать неактуальные и недостоверные сведения, мы будем пользоваться официальными сервисами размещенными на сайтах уполномоченных органов, они также хороши тем, что находятся в открытом доступе и при их использовании не требуется какая либо оплата.

  • В первую очередь необходимо получить выписку из ЕГРЮЛ/ЕГРИП в отношении контрагента, это можно сделать, используя официальный сервис «Риски бизнеса: проверь себя и контрагента» размещенном на сайте nalog.ru. Выписка будет содержать основные сведения, которые понадобятся для дальнейшего поиска информации о новом контрагенте.
  • Далее необходимо проверить картотеку арбитражных дел, информация, содержащаяся в официальном ресурсе «картотека арбитражных дел» поможет установить в каких делах учувствовал ваш потенциальный контрагент, анализ судебной практики может многое рассказать о добросовестности нового делового партнера.
  • Проверьте «банк данных исполнительных производств», информация, содержащаяся на официальном сайте ФССП России, поможет вам узнать, имеются ли в отношении предполагаемого контрагента возбужденные исполнительные производства.
  • Не лишним будет исследовать «единую информационную систему в сфере закупок», поскольку, госзакупки могут являться еще одним критерием для отбора, в случае если компания, неоднократно заключала госконтракты и исполняла в срок свои обязательства, это может свидетельствовать о ее надежности.
  • Федеральная служба государственной статистики также может предоставить вам интересующие сведения, на их официальном сайте можно получить данные бухгалтерской (финансовой) отчетности в отношении интересующего лица, проанализировав их можно также найти для себя интересующую информацию.
  • При этом существует ряд сервисов, размещенных на официальном сайте ФНС, которые также позволяют узнать интересующую информацию, используя их можно получить сведения о физических лицах, являющихся руководителями или учредителями (участниками) нескольких юридических лиц, можно осуществить поиск сведений в реестре дисквалифицированных лиц, также можно использовать электронный сервис «Прозрачный бизнес», который позволит получить комплексную информацию в отношении возможного контрагента.

Проверять потенциальных и действующих контрагентов можно не только указанными способами, существует огромное количество иных сервисов, мы же в своих изысканиях ограничились только официальными и доступными широкому кругу пользователей.

Указанные сервисы и источники являются лишь доступным инструментом, главное, что понадобится вам при выборе контрагента – это умение анализировать полученную информацию.

Источник: https://vc.ru/legal/65691-kak-izbezhat-stolknoveniya-s-nedobrosovestnymi-kontragentami

Как наказать недобросовестного контрагента

Недобросовестное поведение контрагента

Недобросовестное ведение переговоров при заключении сделки может повлечь убытки в виде упущенной выгоды.

Новая судебная практика или сказ о том, как с Ашана взыскали более 15 миллионов рублей убытков за недобросовестное ведение переговоров.

Суть дела.

В 2016 году ООО «Ашан», как потенциальный арендатор, и компания «Декорт», как потенциальный арендодатель, начали вести переговоры о заключении договора аренды склада, расположенного в Московской области. Речь шла о крупных суммах, переговоры велись тщательно и на протяжении семи месяцев.

Итогом столь длительных переговоров стало составление согласованного сторонами проекта договора аренды, который потенциальный арендодатель подписал и направил другой стороне. Однако, после получения подписанного одной стороной договора аренды, потенциальный арендатор «пропал», т.е. прекратил всяческое общение с представителями ООО «Декорт».

В свою очередь, юристы потенциального арендодателя не растерялись и обратились в суд за взысканием упущенной выгоды.

Как взыскать неосновательное обогащение при срыве переговоров одной из сторон?

В соответствии со ст. 434.1 Гражданского Кодекса РФ граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто. Однако, п.

2 той же статьи установлено, что при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, а именно, не допускать вступления в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной.

Какие действия стороны могут быть рассмотрены как недобросовестные? Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются: предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны; внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. Пунктом 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» разъяснено, что к отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, установленными статьей 434.1 ГК РФ. Однако, предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны. Вместе с тем недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 434.1 ГК РФ. В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.

Как суд оценивал действия ООО «Ашан»?

В ходе согласования всех существенных условий сделки сотрудники ООО «Ашан» осуществляли действия, свидетельствующие о намерениях заключить договор, а именно: проводили юридический и финансовый анализ документации арендодателя, направляли запросы на необходимые документы для заключения сделки, согласовывали основные и детальные условия сделки по всем существенным, коммерческим и техническим условиям, неоднократно переносили и назначали новые даты ее заключения, чем позиционировали себя в глазах истца, как имеющие твердые намерения вступить с ним в договорные отношения

Такое поведение потенциального арендатора презюмируется недобросовестным, то есть противоправным, нарушающим защищаемое законом особое состояние доверия добросовестного контрагента к благополучному завершению переговоров, образовавшееся от поведения другой стороны переговоров, позиционирующей себя в глазах своего контрагента, как имеющий твердые намерения вступить с ним в договорные отношения.

Таким образом, потенциальный арендодатель не мог ожидать, что контрагент внезапно и неоправданно прекратит переговоры по заключению договора аренды. Поскольку потенциальный арендодатель доказал факт внезапного и неоправданного прекращения переговоров арендатором при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, недобросовестность действий ответчика предполагается, что установлено в подп. 2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ и разъяснено в п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г. № 7 .

Какие убытки можно отнести к упущенной выгоде?

Пунктом 3 ст. 434.1 ГК РФ установлено, что сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом. В частности, пунктом 20 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г.

№ 7 разъяснено, что в результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом. Таким образом, перечень убытков, перечисленных в п. 3 ст. 434.1 ГК РФ, является открытым.

При этом на лицо, недобросовестно сорвавшее переговоры, возлагается обязанность возместить убытки, которые понесены потерпевшим как до факта срыва переговоров – с момента установления с ним первого делового контакта, так и после такого срыва до момента их устранения потерпевшим.

Поскольку ООО «Д», руководствуясь серьезностью намерений потенциального арендатора в заключении с ним договора аренды, предпринимало меры и приготовления для получения выгоды в виде подготовки склада под заявленные ответчиком технические требования, в том числе освободил помещение от прежних арендаторов.

Убытки для ООО «Д» выразились в виде неполученных арендных платежей в размере 15665814,80 руб. от прежних арендаторов за период в 6 месяцев, т.е. с момента освобождения предстоящих к сдаче в аренду помещений от прежних арендаторов с целью их подготовки под заявленные ООО «Ашан» технические требования по дату срыва переговоров ответчиком по дату сдачи складов в аренду третьим лицам.

Таким образом, суд счел требования потенциального арендодателя о взыскании упущенных доходов, причиненных недобросовестным поведением Ашана, выразившихся в утрате возможности получения арендных платежей от прежних арендаторов в размере 15 665 814, 84 руб., которые бы были получены ООО «Д», если бы они не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Осенью 2017г. Решение Арбитражного суда Московской области от 04.04.2017 года по делу № А41-90214/16 устояло в апелляционной инстанции.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b0dcad386516541dd338e02/kak-nakazat-nedobrosovestnogo-kontragenta-5b4519b923534700a9ce787e

Кто в ответе за недобросовестного контрагента?

Недобросовестное поведение контрагента

Обвинение налогоплательщика в отсутствии должной осторожности и осмотрительности при выборе контрагента – это одна из самых частых претензий, предъявляемых налоговиками.

Чтобы признать ваши расходы по сделке документально неподтвержденными, налоговым органам достаточно заподозрить вашего партнера в недобросовестности.

Для избежания таких проблем надо еще до подписания документов убедиться в юридической чистоте стороны по договору.

Контрагент – это ваш партнер по сделкам (от латинского «contrahens», т.е. договаривающийся). Им является любая организация или физическое лицо, с которым вы вступили в договорные отношения. Точно так же и вы сами будете являться контрагентом для своего партнера по договору.

Зачем проверять контрагента?

Обязанность проверять контрагента нигде в законе прямо не установлена. Все дело в постановлении Пленума ВАС от 12 октября 2006 г. N 53. В этом документе приводятся критерии оценки обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды.

Налоговая выгода – это снижение суммы налога к уплате в результате уменьшения налоговой базы, применения налогового вычета, более низкой ставки, другой налоговой льготы, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Например, налоговую выгоду в виде учета произведенных расходов получают те, кто работает на общей системе налогообложения, УСН Доходы минус расходы, ЕСХН.

Для всех этих налогоплательщиков имеет большое значение признание налоговой инспекцией заявленных в отчетности расходов.

Представим, что бизнесмен на УСН Доходы минус расходы получил доходов 10 млн рублей, из которых 8 млн рублей – это затраты на сырье и материалы, арендные платежи, транспортные расходы и т.д.

По его мнению, налоговая база, то есть та сумма, которая облагается по налоговой ставке (стандартная ставка на УСН Доходы минус расходы – 15%), будет равна 2 млн рублей, а сумма налога к уплате, соответственно, 300 тыс. рублей.

А налоговая инспекция, проверив документы, подтверждающие расходы на сырье и материалы, посчитала поставщика недобросовестным контрагентом, и отказалась принимать расходы по сделке с ним на сумму 6 млн рублей. В результате, налоговая база составила 8 млн рублей, а вместо 300 тыс.

рублей налога бизнесмену придется уплатить 1,2 млн рублей. Так что, неосмотрительность в выборе контрагента в этом случае обойдется в 900 тыс. рублей. В этом плане УСН с объектом налогообложения “Доходы” гораздо безопаснее, т.к. не требует подтверждения произведенных расходов.

 

Если вы зададитесь вопросом – а какое отношение имеют к вам прегрешения вашего контрагента, то ответ получите в п.

10 постановления № 53: «Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом».

И еще: «Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей».

Налоговой инспекции гораздо проще наказать действующего добросовестного предпринимателя, лишив его возможности на учет произведенных расходов, чем пытаться привлечь к ответственности фирму-однодневку. Вопрос о том, справедлива ли такая позиция, можно назвать риторическим.

Налоговые правоотношения основаны на подчинении одной из сторон (налогоплательщика) другой — государству и носят властный характер, гражданско-правовые принципы к ним не применяются.

Суды в спорах по обоснованности отказа в получении налоговой выгоды в большинстве случаев поддерживают позицию ФНС. 

В статье про налоговые проверки мы рассказали про Концепцию системы планирования выездных налоговых проверок. Среди 12 критериев рисков в этом документе приводятся и риски, связанные с недобросовестными контрагентами. Признаки нежелательного партнера по сделке таковы:

  • отсутствие личных контактов руководителей или уполномоченных должностных лиц поставщика и покупателя;
  • отсутствие информации о местонахождении контрагента, его складских, производственных, торговых площадей;
  • отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя или представителя контрагента, копий документов, удостоверяющих личность;
  • отсутствие информации о контрагенте, доступной на официальном сайте ФНС;
  • договорные условия, заметно отличающиеся от обычных условий (поставка крупных партий товара без предоплаты или гарантии оплаты; длительные отсрочки платежа; расчеты через третьих лиц; штрафные санкции, несопоставимые с последствиями нарушений и т.д.);
  • отсутствие реальных действий налогоплательщика или его контрагента по взысканию дебиторской задолженности;
  • существенная доля расходов по сделке с “проблемными” контрагентами в общей сумме затрат налогоплательщика, без экономического обоснования целесообразности таких расходов и т.д.

Так что, если вы хотите снизить вероятность выездной налоговой проверки, то разумно вести свою деятельность так, чтобы не быть замеченным в подозрительных связях.

Что входит в мероприятия по проверке добросовестности контрагента?

И Минфин, и ФНС не оставляют без внимания вопрос подтверждения должной осторожности и осмотрительности при выборе контрагента. В своем последнем письме по этому вопросу от 17 декабря 2014 г.

N 03-02-07/1/65228 Минфин указывает, что Налоговый кодекс не определяет конкретный перечень действий и документов, запрашиваемых у контрагентов, который сможет подтвердить, что вы проявили ту самую осмотрительность и осторожность.

В результате, возможна ситуация, что как бы вы ни старались, избежать обвинений в том, что вы были неосторожны при выборе партнера, не получится. И все же, стремиться к этому надо.

Приводим дюжину возможных контрольных мероприятий по проверке контрагента. На практике далеко не все бизнесмены проверяют своего партнера так тщательно, но если сделка значимая для вас, то рекомендуем проверить все возможные риски, тем более что большая часть этих методов является бесплатной.

  1. Найти сведения о будущем партнере в государственном реестре (ЕГРЮЛ и ЕГРИП). На своем сайте мы разместили бесплатную форму получения сведений из ЕГРЮЛ/ЕРГИП, которая полностью сопряжена с соответствующим официальным сервисом ФНС. Благодаря ему вы за минуту получите исчерпывающую информацию об официальных регистрационных данных вашего контрагента. Поиск возможен по ИНН или ОГРН, а также по наименованию организации. Чтобы найти сведения про индивидуального предпринимателя, надо знать его ФИО и регион места жительства.
  2. Получить информацию о контрагенте в открытых источниках (официальный сайт, реклама, отзывы клиентов).
  3. Запросить документы у контрагента. Обычный пакет выглядит так:
  • копия свидетельства о государственной регистрации;
  • копия свидетельства о постановке на налоговый учет;
  • копия учредительных документов;
  • копия паспорта руководителя;
  • копия лицензии или доступа СРО, если договор заключен на такой вид деятельности;
  • документы, подтверждающие полномочия лица на подписание договора (копия протокола о назначении руководителя или доверенность на другое лицо);
  • копии приказа или доверенности на право работников контрагента заверять счета-фактуры и товарные накладные.

Копии документов должны быть заверены печатью и подписью руководителя. Кроме этих документов надо получить выписку по контрагенту из ЕГРЮЛ (ЕГРИП), ее можно запросить у контрагента или заказать самому.

  1. Убедиться в том, что руководитель контрагента не является дисквалифицированным лицом.
  2. Получить сведения, подтверждающие, что контрагент сдает налоговую отчетность и не имеет задолженности по налогам.
  3. Узнать, не находится ли организация-контрагент в процессе ликвидации.
  4. Проверить паспортные данные руководителя по списку недействительных, утраченных или похищенных паспортов.
  5. Узнать, не ведется ли в отношении контрагента исполнительное производство. Это означает, что организация имеет непогашенную задолженность, которую с нее взыскивают через суд.
  6. Проверить, имеются ли сведения о причастности контрагента к экстремистской деятельности или терроризму.
  7. Посмотреть, не внесен ли будущий партнер в реестр недобросовестных поставщиков.
  8. Проверить, не заблокирован ли расчетный счет контрагента. Для этого надо знать ИНН контрагента и БИК его банка.
  9. Удостовериться, что контрагент отсутствует в списке компаний, с которыми нет связи по их юридическому адресу.

Мы собрали подборку имеющихся официальных сервисов по проверке контрагента в двух статьях, поэтому вам не придется блуждать в поисках этой информации по Интернету.

  • Полезные сервисы от ФНС
  • Полезные сервисы для бизнесмена

Источник: https://www.regberry.ru/malyy-biznes/proverka-kontragenta

Недобросовестный выход из переговоров по ст. 434.1 ГК: неформальный amicus curiae к делу, дошедшему до ВС РФ

Недобросовестное поведение контрагента

Друзья, на днях в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ будет рассматриваться важное дело по преддоговорной ответственности.

Подробнее документы по данному делу см. здесь.

Дело передано в Коллегию определением от 20.12.2019 № 305-ЭС19-19395. Мне как ученому тема преддоговорной ответственности крайне интересна. Так что не смог пройти мимо.

Речь в деле идет о взыскании убытков, понесенных покупателем в виде оплаты услуг юристов в связи с сопровождением сделки приобретения бизнеса. Эти расходы оказались тщетными в связи с тем, что в итоге сделка покупки не состоялась, а продавец решил продать свой бизнес другому покупателю.

Дело фактурное, так что не берусь сказать, была ли там, действительно, недобросовестность.

Но хочу обратить внимание на ряд важных обстоятельств.

1. Ответственность за недобросовестный выход из переговоров есть практически во всех странах континентальной Европы, а с 1 июня 2015 года закреплена у нас в ГК в ст.434.1 ГК.

У англичан ее нет, так как у них не признается общий принцип добросовестности на стадии ведения переговоров и деликтным иском караются только самые вопиющие деликты вроде прямой лжи на переговорах. Как бы то ни было, в России мы такую ответственность имеем.

Поэтому нам надо выработать критерии признания выхода из переговоров недобросовестным. Это очень важный вопрос, который сильно беспокоит многих юристов, сопровождающих серьезные и длительные переговоры.

Непроясненность критериев недобросовестности здесь формирует неприятные юридические риски и неопределенность. Поэтому тот факт, что данное дело попало в ВС, это здорово. Есть отличный повод для Суда внести некоторую ясность и унифицировать судебную практику.

2. Также стоит напомнить, что в силу Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 №7 при недобросовестном ведении переговоров убытки взыскиваются по модели защиты т.н.

негативного интереса: то есть истцу присуждается такая сумма, которая должна поставить его в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным лицом. Позитивный интерес не защищается (в отличие от случая нарушения уже заключенного договора).

В рамках модели защиты негативного интереса в первую очередь идет о расходах, понесенных в связи с ведением переговоров (например, оплата услуг юристов, оценщиков и т.п.).

Теоретически может взыскиваться и упущенная выгода по негативной модели – выгода, которую пострадавший мог извлечь из взаимодействия с третьими лицами, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным лицом (см., например, дело Ашан – Декорт). В данном конкретном деле речь идет о взыскании расходов на юристов.

3. Итак, что же по ГК может свидетельствовать о недобросовестности выхода из переговоров?  Это а) внезапность, б) неоправданность и в) неожиданность для другой стороны выхода из переговоров.

В Постановлении Пленума ВС РФ №7 от 24 марта 2016 года (п.19) справедливо указано, что сам факт того, что сторона вышла из переговоров без объяснения причин, не свидетельствует о недобросовестности выхода из переговоров.

Требуется нечто большее. Но что конкретно? В этом весь вопрос.

4. Сам факт того, что выход из переговоров произошел на поздней стадии, когда базовые параметры сделки были согласованы, также недостаточен для признания выхода недобросовестным.

В то же время очевидно, что чем дальше зашли переговоры, тем больше оснований считать, что у другой стороны могли возникнуть ожидания успешного завершения переговоров.

Но означает ли это, что после достижения в переговорах определенной стадии произвольный выход из переговоров без объяснения причин будет недобросовестным? Ведь далеко не все ожидания защищаются правом. По этому поводу в разных странах разные подходы.

На мой взгляд, ни в коем случае ответственности просто в силу факта выхода из переговоров на поздней их стадии быть не должно, иначе это будет грубым попранием принципа автономии воли и может породить серьезные проблемы. Переговоры – вопрос тонкий.

До заключения сделки присматриваются друг к другу, оценивают информацию и риски, сопоставляют с альтернативными предложениями. В основе здесь лежит доверие, а доверие – феномен очень хрупкий. Многое основано здесь на интуиции.

Потом в суде ты не сможешь убедительно обосновать свой выход из переговоров, но на самом деле вышел, например, потому что что-то тебя насторожило в поведении контрагента и его словах, пришла какая-то закрытая информация о репутации потенциального партнера и т.п.

Поэтому мне кажется важно исходить из того, что сам факт того, что переговоры продвинулись далеко, еще не создает того интереса в «непрекращении переговоров», который стоит защищать судам. Для защиты ожиданий и для приобретения этими ожиданиями природы защищаемого правом интереса требуется нечто большее.

Другое дело, если контрагент своими заявлениями или конклюдентным поведением сам сформировал у партнера разумные ожидания в отношении того, что сделка будет подписана (как в деле Ашан-Декорт). Вот здесь, на мой взгляд, ответственность при произвольном выходе из переговоров может наступать.

Например, после многомесячных переговоров я говорю партнеру, что на следующей неделе сделка аренды будет подписана, все условия устраивают, остались формальности и пусть он начинает готовить помещение для сдачи мне в аренду: очевидно, что я волю на вступление в договор не выразил, но создал у партнера уверенность в том, что сделка состоится, и подтолкнул его понести те или иные расходов, и в такой ситуации не объяснимый какими-то серьезными резонами мой выход из переговоров может быть в контексте конкретных обс тоятельств расценен как грубо противоречивое поведение и недобросовестность.

Я не знаю, есть ли в материалах данного дела подобные эксплицитные или конклюдентные заявления. В тексте определения о передаче указаний на них не нашел. Если нет, то вывод о недобросовестности кажется мне сомнительным. Если же такие уверения были, то стоит задуматься о признании выхода недобросовестным.

Но очень бы не хотелось, чтобы в итоговом кассационном определении прозвучала позиция о том, что сам факт выхода из переговоров на поздней стадии свидетельствует о деликте. Это было бы неправильно и опасно.

Пока стороны по рукам не ударили, они свободы думать и взвешивать все риски, финансовые и правовые аспекты сделки, альтернативные варианты и в самый последний момент передумать. Иначе мы создаем риски, которые будут затруднять продвижение переговоров.

Будет страшно двигаться по ним к финальной точке, опасаясь, что на каком-то этапе мы пересечем границу, за который закончить переговоры без того, чтобы не быть привлеченным к ответственности, будет нельзя.

5. Еще в деле есть второй важный аспект – параллельные переговоры. Он меня очень беспокоит. Я так понимаю, обсуждается вопрос о том, не является ли сам факт ведения параллельных переговоров с разными покупателями недобросовестным. Ответ абсолютно мне очевиден – конечно нет. Это нормальная практика.

Работодатель может обсуждать вакансию с рядом претендентов параллельно, равно как и потенциальный соискатель может ходить параллельно на многочисленные раунды собеседований с разными работодателями. Это нормально. В конце каждый смотрит, какие из переговоров привели его к лучшим условиям, и выбирает с кем заключить сделку.

То же и при ведении переговоров о продаже чего-либо.

Не является недобросовестным и умолчание о параллельных переговорах. Право вести такие переговоры подразумевается. Тот же покупатель мог вести параллельно переговоры с каким-то другим продавцом. Переговоры – это процесс нащупывания лучших условий. Вполне нормально обсуждать условия с разными потенциальными партнерами одновременно, дабы выявить лучший из вариантов.

Когда стороны хотят привязать друг другу на некоторый период переговоров, на практике они заключают соглашение о переговорах и там обещают друг другу не вести параллельные переговоры. В таком случае ведение таких переговоров будет, естественно, неправомерно. Но при отсутствии соглашения на сей счет вывод о недобросовестности был бы неверным.

6.

Если мы признаем, что ведение параллельных переговоров при отсутствии соглашения о запрете оных само по себе не является недобросовестным, то выпадает и такое условие для признания поведения стороны недобросовестным как неоправданность выхода из переговоров. Тот факт, что в ходе параллельных переговоров продавцу удалось выторговать лучшие условия с одним покупателем является вполне убедительной экономической причиной закончить переговоры с конкурирующим покупателем.

7.

Наконец, последнее: в Определении о передаче заметил обсуждение вопроса о том, что добросовестный продавец, выторговав на параллельных переговорах с одним покупателем, лучшие условия, чем те, которые у него варисовывались на переговорах с другим покупателем, прежде чем выйти со стола переговоров с последним, должен ему предложить оформить сделку на этих условиях.

Своего рода преимущественное право. Мне эта идея кажется несколько странной. Во-первых, предпочтение одному из двух вариантов может отдаваться не только потому, что там условия лучше, но и в силу массы иных причин (большее доверие к кредитоспособности партнера, вопросы репутации, расчет на расширение сотрудничества в будущем и т.п.).

Во-вторых, получается замкнутый круг. Ведь если продавец, выторгует с покупателем 1 более высокую цену, чем с покупателем 2, потом сообщит об этом покупателю 1 и тот, скрепя сердцем, согласится купить имущество по этой более высокой цене, продавец по такой логике проявит недобросовестность в отношении покупателя 2, выйдя из переговоров с ним недобросовестно. Это тупиковая линия рассуждений.

***

Резюме.

Мне кажется, ключевой вопрос в подобных делах – это вопрос о том, давал ли один партнер другому некоторые прямо выраженные или конклюдентные гарантии или уверения в отношении того, что все по сути решено и сделка состоится, и создавал ли он тем самым защищаемые правом разумные ожидания в отношении заключения сделки. Если да, то выход из переговоров может быть действительно оценен как недобросовестный. И в такой ситуации даже тот факт, что у вышедшей стороны будет такое кажущееся оправдание, что она достигла лучших условий на параллельных переговорах, представляется не извиняющим обстоятельством. Если же таких уверений не было, то каждая из сторон (сколь бы далеко ни продвинулись переговоры) должна быть готова к тому, что переговоры неожиданно прекратятся по миллиону разных причин, включая просто потерю доверия или получение партнером более выгодных условий от третьих лиц. Стороны, которые хотят повысить стандарт поведения на стадии переговоров, могут сделать это, заключив соглашение о порядке ведения переговоров и там расписать вопрос более детально (например, установить запрет на параллельные переговоры или согласовать т.н. break fee – компенсацию, выплачиваемую при произвольном выходе из переговоров).

Изложил тут свои мысли. Посмотрим, что в итоге Коллегия отпишет в кассационном определении. В любом случае это будет крайне важное для развития российской доктрины преддоговорной ответственности событие.

P.S.:  Всем интересующимся советую приобрести свежую компаративную книгу, вышедшую в Европе по теме преддоговорной ответственности за выход из переговоров. До НГ читал ее, она дает хороший обзор по ряду ключевых юрисдикций: https://intersentia.com/en/reliance-in-the-breaking-off-of-contractual-negotiations.html Книга на английском, может быть приобретена в электронной форме.

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/01/22/nedobrosovestnyj_vyhod_iz_peregovorov_po_st4341_gk_neformalnyj_amicus_curiae_k_delu_doshedshemu_do_v

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.