Невозможность исполнения условий договора

Невозможность исполнения договора

Невозможность исполнения условий договора

И. Ивачев, юрист.

ГК РФ предусматривает специальные нормы на случай затруднительности исполнения сторонами договорного обязательства, когда исполнение обязательства в принципе остается возможным, но становится экономически невыгодным для одной или всех участвующих в договоре сторон по причине существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. При этом причины, вызвавшие существенное изменение обстоятельств, не могут быть преодолены заботливыми стараниями сторон договора. В судебной практике эти положения закона получили толкование как с позиций понимания существенного изменения обстоятельств, так и по вопросу о необходимости расторжения или только изменения договора.

Условия расторжения

В связи с существенным изменением обстоятельств договор, как правило, расторгается, а не изменяется. Изменение договора допускается по решению суда лишь в двух случаях:

когда расторжение договора противоречит общественным интересам и когда расторжение повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.

Достаточно наличия только одного из этих двух оснований.

Судебная практика также отмечает, что изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда лишь в указанных исключительных случаях (Постановление Президиума ВАС РФ от 6 октября 1998 г. N 249/98).

Обязанность по доказыванию существенности изменения обстоятельств лежит на стороне, заявившей соответствующие требования; их непредставление может послужить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 5 февраля 2004 г.

по делу N А19-10879/03-31-Ф02-12/04-С2). При этом заинтересованное лицо должно доказать наличие всех признаков существенности при рассмотрении судом вопроса об изменении (расторжении) договора (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 июня 2004 г. по делу N А21-7193/03-С1).

Противоречивая практика

В практике применения ст. 451 ГК РФ арбитражными судами неоднократно возникали неоднозначные моменты. В частности, вопрос касается того, является ли принятие нового законодательства основанием для расторжения договора согласно требованиям ст. 451 ГК РФ.

В Постановлении ФАС ЦО от 29 января 2004 г. по делу N А35-3794/03-С17 было установлено, что стороны договора не могли предвидеть присоединение ГП “Курская АЭС” к концерну “Росэнергоатом” и отмену Постановления Правительства РФ от 15.10.

92 N 763, в соответствии с положениями которого был заключен договор, отчисления по которому в связи с принятием главы 25 Налогового кодекса РФ перестали уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль, что влечет за собой имущественные потери для истца.

Таким образом, названные обстоятельства являются заведомо непредвидимыми для каждой из сторон, непреодолимыми, чрезмерными, когда ни обычай делового оборота, ни существо договора не предполагают необходимости возложения риска происшедшего изменения обстоятельств на заинтересованную сторону. Причины создания данных обстоятельств лежат за пределами действий контрагентов и вследствие этого от них не зависят. Следовательно, правомерное расторжение арбитражным судом договора явилось следствием сложившейся ситуации.

Также ФАС ЦО в Постановлении от 28 апреля 2003 г. по делу N А35-3794/02-С17 указал, что введение в действие главы 25 Налогового кодекса РФ отразилось на финансовых показателях Курской АЭС, а именно повлекло значительное снижение прибыли.

Обстоятельства в этом случае изменяются после заключения договора настолько радикально, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

В подобной ситуации речь идет не о невозможности исполнения договорных обязательств, а о крайней затруднительности.

Исполнить договор при таких условиях в принципе возможно, но это приведет к настолько разорительным последствиям для стороны, что теряется сам смысл вступления в договорные отношения, которые должны быть по общему правилу взаимовыгодными.

Данная точка зрения ФАС ЦО была подтверждена в Постановлении от 27 июля 2004 г. по делу N А54-195/04-С9 и в Постановлении от 6 августа 2004 г. по делу N А54-193/04-С19.

ФАС СЗО, напротив, указывал, что “…последующее изменение законодательства не может рассматриваться в качестве основания для изменения условий договора, а изменение цены земельных участков в связи с принятием закона может быть отнесено к обычному риску хозяйственной деятельности” (Постановление от 14 июля 2003 г. по делу N А13-1240/03-01).

Весьма интересным является Постановление ФАС СЗО от 9 марта 2004 г. по делу N А56-21599/03, связанное с несоблюдением в предпринимательской деятельности требований действующего законодательства.

Согласно решению суда первой инстанции ООО “Нева” было ликвидировано за нарушение норм законодательства о применении ККМ.

В своем решении суд кассационной инстанции указал, что решение суда о ликвидации ООО “Нева” по существу является мерой ответственности общества за нарушение законодательства о применении ККМ.

Таким образом, исходя из принципа разумности действий участников гражданского оборота, стороны по сделке должны и могли предвидеть, что за период предоставленной покупателю отсрочки платежа по договору купли-продажи ООО “Нева”, осуществляющее финансово-хозяйственную деятельность, может быть привлечено к ответственности за нарушение норм действующего законодательства.

Из материалов дела усматривалось, что с момента заключения спорного договора и до момента ликвидации ООО “Нева” истец является участником ООО “Нева” и единоличным исполнительным органом общества.

В силу ст. 40 Закона РФ от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ “Об ООО” директор осуществляет оперативную деятельность обществом. Согласно ст. 44 данного Закона единоличный исполнительный орган общества должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно.

На основании исследования имеющихся в деле доказательств суд первой инстанции сделал правомерный вывод о том, что причины, вызвавшие ликвидацию ООО “Нева”, могли быть преодолимы при той степени заботливости и осмотрительности, какая требуется по характеру договора и условиям оборота.

С учетом изложенного кассационная инстанция пришла к выводу, что ликвидация ООО “Нева” не обладает признаками, с наличием которых Закон связывает последствия, предусмотренные ст. 451 ГК РФ, поскольку учредитель (он же генеральный директор) был обязан обеспечить применение ККМ при работе общества.

В заключение можно отметить, что действующая судебная практика применения ст. 451 ГК РФ подтверждает, что при наличии условий, предусмотренных п. 2 ст.

451 ГК РФ, стороны вправе требовать в суде расторжения договора и лишь при наличии исключительных случаев, перечисленных в п. 4 ст. 451 ГК РФ, его изменения.

Иное противоречило бы принципам гражданского права – свободе волеизъявления сторон при установлении договорных отношений и равенству участников регулируемых гражданским законодательством отношений.

Вместе с этим ряд спорных моментов при применении рассматриваемой нормы гражданского законодательства нуждается в подтверждении решениями высшей судебной инстанции – ВАС РФ.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/5425-nevozmozhnost-ispolneniya-dogovora

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

Невозможность исполнения условий договора

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарий к ст. 416 ГК РФ

1. Невозможность исполнения обязательства означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, входящих в его содержание.

Правила комментируемой статьи применяются ко всем случаям невозможности исполнения, для которых законом не предусмотрено иное (ст. ст. 417 – 419 ГК, см. коммент. к ним).

2. Формулировка п. 1 комментируемой статьи не вполне корректна, поскольку ставит решение вопроса о судьбе обязательства в зависимость от ответственности сторон за его неисполнение. Вместе с тем между этими вопросами нет (и не может быть) подобной взаимообусловленности.

Очевидно, что привлечение должника к ответственности не может сделать неосуществимое осуществимым. Так, в ситуации гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, исполнение его становится невозможным независимо от причин, вызвавших такую гибель.

Правопрекращающий эффект имеет любая невозможность исполнения независимо от того, вызвана ли она обстоятельствами, лежащими вне сферы ответственности сторон, или нет. Вместе с тем причины, вызвавшие невозможность исполнения, отнюдь не безразличны для определения дальнейших взаимоотношений между сторонами.

В случае когда невозможность исполнения явилась следствием обстоятельств, лежащих вне сферы ответственности сторон, она выступает исключительно в качестве правопрекращающего факта.

Если же невозможность обусловлена обстоятельствами, за которые ответственна одна из сторон, одновременно с прекращением первоначального (регулятивного) обязательства возникает новое охранительное обязательство, в рамках которого эта ответственность реализуется.

3. Юридический эффект прекращения обязательства производит лишь постоянная невозможность исполнения, т.е. невозможность, носящая неопределенно длительный характер. В противоположность ей временная невозможность должна рассматриваться лишь как определенного рода затруднительность исполнения. Она не может прекратить обязательство, а лишь отсрочивает момент его исполнения.

4. В зависимости от времени возникновения различают невозможность первоначальную, существующую уже к моменту установления обязательства, и последующую, т.е. наступившую в период действия обязательства.

В доктрине преобладает мнение, что комментируемая статья имеет в виду лишь невозможность последующую, поскольку первоначальная невозможность вообще не допускает возникновение обязательства. При этом в качестве аргумента приводится общепризнанный принцип: “невозможное не может стать предметом обязательства” (Брагинский М.И.

, Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 366 (автор главы – М.И. Брагинский)).

Однако ссылка на юридическую максиму двухтысячелетней давности, которая уже в момент своего возникновения знала достаточное число исключений, а ныне не имеет ни прямого, ни косвенного закрепления в законодательстве, вряд ли допустима. Более того, действующее законодательство (в частности, ст. ст.

455 и 826 ГК) недвусмысленно дает понять допустимость и законность установления обязательства по поводу имущества, не существующего к моменту заключения договора. Современные международные правовые акты (например, ст. 3.3 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст.

4:102 Принципов Европейского договорного права) устанавливают: “Сам по себе факт, что в момент заключения договора исполнение принятого на себя обязательства было невозможным (либо сторона не была управомочена распоряжаться имуществом, к которому относится договор), не влияет на действительность договора”.

Таким образом, следует признать, что обстоятельство невозможности во всех случаях должно оцениваться только в момент наступления срока исполнения обязательства, а первоначальная невозможность должна рассматриваться по правилам комментируемой статьи.

5. Последствием невозможности исполнения является прекращение права кредитора и обязанности должника, составляющих содержание обязательства.

В случае, когда указанное обязательство возникло из взаимного договора и являлось встречным и взаимообусловленным по отношению к другому обязательственному отношению, последнее также прекращается. Поскольку тем самым отпадает основание уже совершенного предоставления, оно должно быть возвращено по правилам гл. 60 ГК как неосновательное обогащение.

В изъятие из общего правила п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что, если причиной невозможности явились виновные действия кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им (как должником) по встречному обязательству. Тем самым законодатель создает специальный случай недопустимости возврата неосновательного обогащения.

Судебная практика по статье 416 ГК РФ

Источник: https://gkrfkod.ru/statja-416/

В каких случаях, контрагент сегодня получает возможность не исполнять первоначальные условия контракта

Невозможность исполнения условий договора
В каких случаях, контрагент сегодня получает возможность не исполнять первоначальные условия контракта

Последствия пандемии мирового масштаба неминуемо повлияют на сложные цепочки поставок.

В ближайшие месяцы представители российского бизнеса наверняка столкнутся с необходимостью подавать судебные иски, встречные претензии или же доказывать свою невиновность в нарушении условий ранее заключенных договоров.

Сейчас каждому предпринимателю потребуется содействие толкового юриста по договорному праву, чтобы успешно отстаивать свои позиции. Иначе придется нести невосполнимые потери.

В каких случаях закон позволяет пересматривать договорные условия

Особенно серьезно оказались расстроенными отношения между контрагентами, заключившими еще до введения карантина долгосрочные договоры. То есть участники взаимовыгодного бизнеса попросту не предполагали, что могут произойти негативные изменения столь глобального масштаба.

Сторонам договора необходимо разобраться, в каких пунктах этого документа предусматривается (напрямую или косвенно) наступление подобных обстоятельств.

Они могут не оказаться обозначенными достаточно четко, тогда во внимание берутся подобные ситуации.

Зато есть основания для пересмотра возможности исполнения определенных пунктов документа, достаточно определенно обусловленные российским законодательством.

Форс-мажорные обстоятельства

Воздействие непреодолимой силы сводит на нет все усилия сторон, ответственно исполняющих взятые обязательства.

Заинтересованная сторона не может исполнять условия договора в подобных экстренных ситуациях и не обязана нести за это ответственность. В Российском законодательстве право не отвечать за последствия неисполнения контракта обозначено в п. 3 ст. 401 ГК РФ.

В законе указывается, что предприниматель, по какой-либо причине не исполнивший условие договора или же исполнивший, однако ненадлежащим образом, будет нести ответственность.

Но он вправе привлечь компетентного адвоката, который поможет доказать, что:- есть иные обстоятельства, предусмотренные договорным документом;- существуют нормы закона, избавляющие виновного бизнесмена от ответственности;

– исполнить обязательства помешала непреодолимая сила.

Но к форс-мажорным обстоятельствам не относят ситуацию, когда контрагент-должник не смог исполнить условия договора:- из-за отсутствия средств;
– из-за того, что его поставщик не доставил какие-то товары (к примеру, комплектующие запчасти).

Другими словами, если предприниматель взялся производить агрегаты, в состав которых входят китайские детали, а поставлять их из Китая теперь стало невозможно, тогда он становится должником последующего контрагента.

Ведь бизнесмен, заказавший эти агрегаты, не обязан входить в положение исполнителя, который сорвал его заказ. Так что подобный форс-мажор не во всех ситуациях может считаться правилом, что применимо по умолчанию.

Поэтому, когда составляются условия договорного документа, необходимо привлекать опытного юриста, который сможет конкретизировать понятие “форс-мажор”.

Это понятие должно быть полностью раскрыто, с учетом всех возможных ситуаций. Тогда сторонам будет проще понять, виновен контрагент, сорвавший поставку, или не виновен.

Возможно, не только он, но и никто другой не смог бы выполнить условия договора в создавшейся ситуации.

Какие обстоятельства могут быть признаны форс-мажорными

Вот причины неисполнения условий контракта, на которые обращает внимание арбитр.

1. Обстоятельство, помешавшее исполнению договора, нельзя назвать обычным. То есть в ранее обусловленных ситуациях оно не проявлялось.

2. Контрагенты не могли предугадать, что такое обстоятельство возникнет. Поэтому, заключая договор, они его и не учли.

3. Сторона, заключившая договор, потеряла способность влиять на его исполнение. Ни лишние затраты (до определенного предела), ни волеизъявление иного рода не способны изменить ситуацию.

4. Имеет значение “непредотвратимость обстоятельств”. Участник гражданского оборота оказывается в зоне или в среде воздействия сил, которые пересиливают его возможность противостоять негативам (самим обстоятельствам, последствиям их воздействия).

Если рассматривать конкретную ситуацию с распространением инфекции COVID-19, то здесь налицо все четыре признака форс-мажора.

Однако стороны, заинтересованные в исполнении договорных обязательств, могут иметь разные точки зрения на то обстоятельство, что предвидеть наступление эпидемии было невозможно, что эту ситуацию можно посчитать чем-то исключительным.

Контрагент вправе выдвинуть следующий аргумент: последние десятилетия мир потрясался от разных эпидемий. Это и птичий грипп, и свиной грипп, и атипичная пневмония, и заболевание Эбола, и другие сезонные инфекции. Почему же тогда именно коронавирус должен быть признан исключительно опасным заболеванием?

Другая сторона может привести достойный контраргумент: предсказать поражение человечества нынешним вирусом было невозможно, так как он слишком отличается от всех прочих пандемий.

Вот и выходит, что решение арбитра может оказаться неоднозначным. Судья вынесет решение, учитывая профессиональные доводы сторон и характер договорных отношений.

Решение проблемы

К форс-мажорным событиям может быть причислена также пандемия коронавируса. Такие сертификаты (подтверждение воздействия непреодолимой силы) выдает ТПП РФ.

Согласно разъяснениям представителей Торгово-промышленной палаты, считаются форс-мажором:- распространение эпидемии и объявление карантина;- ограничение перевозок;- введение государством других ограничительных мер;

– запрет на осуществление торговых операций и пр. подобные обстоятельства.

Возможность признания форс-мажора – условие диспозитивное, оно позволяет изменять договор по своему усмотрению. Обычно в самом договоре указаны нормы, позволяющие сторонам применять подобную процедуру.

С другой стороны, оговорка о форс-мажоре предусматривает обязанность стороны, виновной в неспособности исполнять условия, направлять контрагенту соответствующее уведомление. Срок – 10 дней с момента наступления этого форс-мажора. Тогда аннулирование ответственности за неисполнение договора обретает юридическую силу.

Опять же, ни финансовые трудности, ни бездействие поставщика (невозможность выполнить им условия соглашения, промахи в расчетах) не считаются форс-мажором.

Почему в условиях карантина исполнять обязательства в принципе невозможно?

Такие эпидемии, как вирус COVID-19, а также последствия этой пандемии способны воздействовать на бизнес так, что прекратятся вообще все прежде взятые договорные обязательства. И тогда речь уже не будет идти об освобождении от ответственности за неисполнение договора из-за возникновения форс-мажорной ситуации.

Статьей 416 ГК РФ (п. 1) формулируются такие положения.

  1. Если обязательства исполнять невозможно, они прекращаются. Должно присутствовать условие, что возникли обстоятельства, за которые никто из заинтересованных лиц не может нести ответственность.
  2. Могут отметиться обстоятельства, когда условия договора становится невозможно исполнять физически даже после изменения первоначального положения. То есть последствия пандемии будут мешать запуску предприятия.
  3. Положения указанной статьи становятся неприменимыми:- если контрагент мог перепоручить исполнение условий договора иному лицу, однако не сделал этого;

    – если в скором будущем у контрагента-исполнителя появится возможность исправить положение.

  4. Стоит особо отметить именно юридическую невозможность исполнения обязательств. Иной раз участник договора может исполнить его условия физически, однако закон запрещает это делать (п. 1 ст. 417 ГК РФ).
    В настоящей ситуации есть указы Президента РФ, распоряжения региональных органов власти и постановления муниципалитетов. Все они запрещают производить, перевозить, продавать товары. Издаются полные запреты или частичные на исполнение обязательств. Пропорционально объёмам запретов прекращаются и обязательства (также полностью, частично).
  5. Не нужно путать форс-мажор с невозможностью исполнения. Проявление обстоятельств непреодолимой силы подразумевает постоянную, то есть окончательную невозможность исполнять обязательства. Это не временные перебои и не осложнения при исполнении договора, а полная блокировка возможности его исполнять.
  6. Невозможность исполнять условия договора – обстоятельство временное. Важно понимать, что для любого обязательства предусмотрен определенный срок исполнения. При этом период, в течение которого будет невозможно исполнить обязательство, окажется более продолжительным.
  7. Должник в обязательстве не обязан уведомлять кредитора, что он утратил возможность исполнять условие договора, если невозможность носит окончательный и постоянный характер.
  8. Допустим, договор предусматривает исполнение лишь одного обязательства. В ситуации, когда отмечается невозможность исполнения такого договора, его действие прекращается автоматически.

Особые ситуации

Невозможность исполнения договора – обстоятельство, которое должно наступить уже после его заключения. Если же отмечалась изначальная невозможность исполнять условия договорного документа, тогда придется использовать иной подход.

Предположим, и кредитору, и должнику изначально было известно, что договор неисполним. Значит, документ будет признан мнимым. То есть стороны не несут по нему обязательства (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Но должник мог знать, что у него не будет возможности исполнить договор, тогда как кредитору об этом не было известно. В этой ситуации обязательство продолжает оставаться действующим. За неисполнение обязательств должник будет нести перед кредитором всю полноту ответственности.

Какие изменения обязательств могут считаться существенными

Последствия введения карантина могут юридически быть причислены к существенному изменению обстоятельств, на что указывает ст. 451 ГК РФ. То есть стороны, заключавшие договор, учитывали одни обстоятельства, а теперь они стали совершенно другими.

Существенное изменение обстоятельств становится основанием:- чтобы его изменить;

– чтобы его расторгнуть.

Хотя в пунктах договора (в сущности этого документа) может быть предусмотрено иное условие.

К примеру, распространение вируса требует принятия карантинных мер безопасности. Товар доставляется более сложными путями, а после еще вылеживается на складе две недели. Значит, приходится увеличивать сроки исполнения обязательств. Налицо существенные изменения обстоятельств.

Существенным будет признано изменение обстоятельств в том случае, если ситуация изменится настолько, что контрагенты составили бы совершенно другой договор, если бы могли предвидеть пандемию.

Последствия невозможности исполнения договора

Первый вариант. Учитывая существенное изменение обстоятельств, стороны должны попытаться исправить положение самостоятельно, то есть внести изменения в документ или принять решение о расторжении договора.

Второй вариант. Заинтересованная сторона (обычно та, которая не смогла исполнить условия) обращается в суд, чтобы:- изменить условия договора;

– расторгнуть прежнее соглашение.

На суде заинтересованному лицу придется подтвердить следующие обстоятельства.

  1. Заключая договор, стороны не предполагали, что ситуация радикально изменится.
  2. Преодолеть обстоятельства оказалось невозможно. Хотя участник договора вел дела достаточно осмотрительно и заботливо, как этого требовали условия подписанного соглашения.
  3. При заключении договора каждая из сторон рассчитывает получить определенную прибыль. Однако исполнение договора с учетом первоначальных, неизмененных условий должно привести к таким потерям, что исполнителю становится бессмысленно производить какие-либо действия.
  4. Риск изменения обстоятельств заинтересованная сторона нести не обязана. Это положение вытекает и из существа договора, и из деловых обычаев.

Приходится учитывать и то, что признание существенного изменения обстоятельств не позволяет исполнителю или плательщику освобождать себя от ответственности. Обязанная сторона может только договариваться с контрагентом по поводу изменения условий договора или же его отмены. Другой вариант – обращение в суд. А просто не исполнять договор нельзя, могут последовать санкции.

Поэтому всем контрагентам, попавшим в крайне невыгодную ситуацию из-за распространения коронавируса, нужно воспользоваться всесторонним юридическим сопровождением. Следует разобраться в создавшемся положении, юридически грамотно разработать пункты изменяемого соглашения, попытаться обсудить проблему с контрагентом, при потребности обратиться в суд.

Естественно, если участник договора уже допустил ошибку, изначально не разглядев невыгодные для себя позиции, он может и теперь попасть впросак. А чтобы минимизировать убытки, потребуется проконсультироваться с высококвалифицированным юристом.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5df2c388d5bbc300ad7f6ea6/v-kakih-sluchaiah-kontragent-segodnia-poluchaet-vozmojnost-ne-ispolniat-pervonachalnye-usloviia-kontrakta-5ed035f8126dbb76daef2733

Энциклопедия судебной практики. Прекращение обязательства невозможностью исполнения (Ст. 416 ГК) | ГАРАНТ

Невозможность исполнения условий договора

Энциклопедия судебной практикиПрекращение обязательства невозможностью исполнения

(Ст. 416 ГК)

1. Характеристика прекращения обязательства невозможностью исполнения

1.1. Невозможность исполнения обязательства как основание его прекращения является следствием обстоятельств, не зависящих от воли сторон

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 декабря 2015 г. N Ф05-17994/15 по делу N А40-44240/2015

В соответствии с п. 1 ст. 416 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

По смыслу указанной правовой нормы, невозможность исполнения обязательства как основание его прекращения должна стать следствием обстоятельств, не зависящих от воли сторон.

1.2. Невозможность исполнения, наступившая вследствие просрочки должника, не влечет прекращения обязательства на основании п. 1 ст. 416 ГК РФ

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24 октября 2012 г. N Ф04-5114/12 по делу N А75-9144/2011

Судом установлено, что часть топлива поставлена ответчиком за пределами предусмотренного договором срока поставки. При таких обстоятельствах апелляционным судом обоснованно не принята во внимание ссылка заявителя на пункт 1 статьи 416 ГК РФ, согласно которому обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Условия поставки к определенному сроку как раз учитывали сложность и сезонность маршрута, то есть невозможность доставки топлива в пункт назначения с наступлением тепла.

Суд указал на то, что невозможность переправы по зимнику наступила по истечении срока исполнения обязательства ответчиком.

Доказательств того, что ООО приняло все возможные меры для исполнения обязательства в срок, и невозможность исполнения обязательства не зависит от ответчика, последним в материалы дела не представлено.

1.3. Добровольное поведение сторон, повлекшее невозможность исполнения, не влечет прекращения обязательства на основании ст. 416 ГК РФ

Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 8 июля 2013 г. N Ф03-2657/13 по делу N А24-523/2012

Делая вывод о прекращении обязательств должника в силу пункта 1 статьи 416 ГК РФ, суд апелляционной инстанции не учел, что названная норма допускает прекращение обязательств лишь в том случае, когда невозможность исполнения вызвана обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает.

В данном случае должник в качестве таких обстоятельств указал соглашение об определении долей в праве общей долевой собственности, заключенное между предпринимателями, и государственную регистрацию за дольщика доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.

Между тем соглашение и государственная регистрация сторонами спора доли в праве являются результатом добровольного поведения сторон и в силу этого не могут быть расценены как обстоятельства, за которые ни одна из сторон не отвечает.

1.5. Ст. 451 ГК РФ не подлежит применению к случаям прекращения обязательства невозможностью исполнения

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 ноября 2009 г. N 9367/09

Государственное унитарное предприятие обратилось в Арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о внесении изменений в приложение N 6 договора на электроснабжение.

Решением Арбитражного суда в удовлетворении иска отказано. Суд руководствовался статьями 2, 450, 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, условиями договора и исходил из недоказанности наличия одновременно всех условий, необходимых для внесения изменения в договор в связи с существенным изменением обстоятельств в соответствии со статьей 451 Кодекса.

Как видно из материалов дела, после передачи жилого фонда из государственной собственности в муниципальную предприятие не могло в отношении этих объектов выступать в качестве потребителя электрической энергии, к которым в силу статьи 3 Закона об электроэнергетике относятся лица, приобретающие электрическую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд. В качестве такого потребителя в спорных отношениях должен выступать собственник указанных объектов – муниципальное образование – либо их балансодержатель.

В связи с этим судам следовало исходить из того, что обязательство по электроснабжению жилого фонда, вытекающее из договора, прекратилось в соответствии со статьей 416 Кодекса. Примененная судами статья 451 Кодекса не подлежит применению к спорным правоотношениям.

1.6. Если договорное обязательство прекращено невозможностью исполнения, расторжения договора не требуется

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 февраля 2014 г. N Ф07-297/14 по делу N А56-13064/2013

В силу части 1 статьи 416 ГК РФ обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Возможность расторжения договора законодатель связывает с нарушением его условий или с соглашением сторон, а возможность прекращения обязательства – с невозможностью его исполнения.

В настоящем случае речь идет о прекращении обязательства, поскольку оно вызвано лишением Компании статуса уполномоченной сетевой организации.

Несмотря на то что Компания направила в адрес Партнерства предложение расторгнуть договор на технологическое присоединение, в данном случае имеет место прекращение обязательства по правилам статьи 416 ГК РФ.

1.7. Если договорное обязательство прекращено невозможностью исполнения, иск о расторжении договора не подлежит удовлетворению

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 декабря 2015 г. N Ф05-18745/15 по делу N А40-210310/2014

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что по условиям пункта 10.5 заключенного между истцом и ответчиком договора субаренды действие договора было уже прекращено по соглашению сторон ввиду истечения срока согласования изменений размера арендной платы, поэтому оснований для расторжения договора, прекратившего свое действие, в судебном порядке не имеется.

1.8. Обязательство может быть прекращено невозможностью исполнения в части

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15 июля 2008 г. N Ф08-3291/2008

Поскольку невозможность исполнения подрядчиком обязанности по получению государственной экспертизы обусловлена неисполнимостью договорного обязательства в этой части, судебные инстанции правомерно пришли к выводу о прекращении обязательства в этой части, сославшись на пункт 1 статьи 416 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Источник: https://base.garant.ru/57591123/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.