Нежилое помещение как объект недвижимости

Понятие и специфика нежилых помещений как объектов недвижимости

Нежилое помещение как объект недвижимости

В настоящее время нежилые помещения стали самостоятельными объектами имущественного оборота – регистрируемыми объектами недвижимости, свободно переходящими в результате различных сделок от одного собственника к другому, причем на вполне законном основании[2].

Между тем законодатель неоднократно пользовался понятием нежилого помещения в узком смысле, распространяя его только на помещения, расположенные в жилых домах. В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 24 декабря 1992 г.

«Об основах федеральной жилищной политики» нежилые помещения рассматриваются не просто как некая функциональная противоположность жилым помещениям, а как составная часть жилых домов любого вида жилищного фонда (наряду с жилыми помещениями, сооружениями и элементами инфраструктуры жилищной сферы и др.).

С этой же позиции подходит к рассматриваемому вопросу Жилищный кодекс (ЖК) РСФСР, в ч. 2 ст. 4 которого нежилыми названы помещения, находящиеся в жилых домах и предназначенные для торговых, бытовых и иных нужд непромышленного характера.

Региональный закон г. Москвы от 3 июля 2002 года № 38 «О государственном контроле за учетом и использованием объектов нежилого фонда г. Москвы» рассматривает нежилые помещения как объект нежилого фонда. В п. 2 ст.

2 данного Закона дается определение объектов нежилого фонда, под которыми понимаются: а) отдельно стоящие нежилые здания, строения, сооружения и их части; б) нежилые помещения в жилых домах, включая встроенно-пристроенные помещения и их части, за исключением помещений, отнесенных к жилищному фонду.

На проблему определения нежилого помещения как самостоятельного объекта гражданских прав в науке сложились два противоположных взгляда.

Первый отвергает возможность признания нежилых помещений самостоятельными объектами гражданских прав[4]. Второй взгляд на проблему, наоборот, признает нежилые помещения объектами гражданских прав[6].

Однако возникает проблема: если помещение, расположенное в здании, – объект права, то является ли объектом само здание?

Признание нежилых помещений в здании самостоятельными в обороте недвижимыми вещами означает одновременное отрицание здания в качестве объекта недвижимости.

Здание в этом случае следует рассматривать как объект лишь с технической, но не с юридической точки зрения, так как применительно к ЕГРП не может быть одновременно зарегистрировано право собственности на здание и на помещение в нем.

Однако исчезновение здания из реестра, которое в таких случаях происходит в форме прекращения права на него, не означает прекращения его юридического существования.

Здание превращается в объект, где существует право собственности отдельных лиц на отдельные помещения и право общей долевой собственности этих лиц на общее имущество дома. Таким образом, следует признать, что хотя здание, безусловно, продолжает существовать как объект недвижимости, оно перестает быть объектом права собственности.

Таким образом, помещение является не полностью самостоятельным, а обособленным (конструктивно, функционально, юридически и регистрационно) объектом недвижимости, имеющим собственную ценность, но не способным существовать и участвовать в имущественном обороте в полном отрыве и вне всякой связи со зданием в целом.

Самое простое определение, которое можно дать: нежилое помещение – это помещение, предназначенное для целей, не связанных с проживанием граждан.

Например, «Правила ведения единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним», утвержденные Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 года № 219, устанавливают, что жилые и нежилые помещения (наряду с иными) есть составляющие здания и сооружения (подраздел 1 – 3).

То есть под нежилыми помещениями в данном нормативно-правовом акте понимаются такие помещения, которые являются частями более крупного целого, каковым является здание (сооружение), как жилое, так и нежилое.

В отличие от Закона о государственной регистрации, упомянутый нормативный акт сосредоточивает внимание не на объектной характеристике помещений, а на объемно-пространственном и планировочном сочетании и размещении их в зданиях и сооружениях.

Следует отметить, что Правила рассматривают нежилые помещения в качестве самостоятельных объектов недвижимости (п. 23 Постановления) и отдельного вида недвижимого имущества (п. 24 Постановления).

Однако существуют здания, состоящие только из одного помещения. В этом случае два объекта пространственно совпадают.

С.П. Гришаев выделяет также наружные пристройки к зданию, которые имеют самостоятельное хозяйственное значение. Такие пристройки могут быть как самостоятельными объектами права, так и частью здания или сооружения.

От таких пристроек следует отличать случаи, когда здания примыкают друг к другу и имеют общую стену. В последнем случае речь идет о совершенно самостоятельных объектах недвижимости[8].

При этом автор выделяет три признака помещения: недвижимый характер; пространство, ограниченное трехмерным контуром, так как невозможно представить помещение без крыши, стен и пола; наличие входа, иначе помещение невозможно отличить от ниши.

Однако в данном определении не содержится признака помещения как части здания (сооружения). В связи с чем, пользуясь неполнотой формулировки, данное определение можно применить и к понятию здания.

Е.О. Трубачев предлагает различать нежилое помещение как некий реально существующий строительный объект, имеющий материальное воплощение, и нежилое помещение как объект гражданских прав[10].

Ю.Г. Жариков и М.Г. Масевич пишут, что «к нежилым помещениям относятся здания, строения, сооружения и другие помещения, не включенные в жилищный фонд и предназначенные для производственных, административных, социальных, образовательных, культурных и других целей»[12].   

Как видим, в настоящее время не существует единой общепризнанной теории о нежилых помещениях как самостоятельном объекте гражданско-экономического оборота, хотя исследования последних лет значительно расширили наше представление о нежилых помещениях. Следует отметить, что не одна из концепций нежилого помещения не претендует на исключительность.

Согласно точке зрения А.А.

Маковской, ГК РФ не урегулировал в качестве самостоятельных объектов недвижимого имущества нежилые помещения в связи с тем, что «положения ГК РФ были разработаны исходя из того, что здание представляет собой единый и неделимый объект гражданского права, который мог находиться в общей (долевой или совместной) собственности нескольких лиц на условиях, определяемых Кодексом, но который в принципе не мог быть разделен на несколько самостоятельных объектов. И потому нежилые помещения в здании, являясь, по сути, частью этого неделимого объекта (в отличие от жилых помещений), вообще-то не должны были выступать в качестве самостоятельного объекта гражданско-правовых сделок. Однако в результате прошедшей в России приватизации нежилые помещения были вовлечены в гражданский оборот именно как самостоятельные объекты»[14].

Схожей позиции придерживался Д.И. Мейер, определяя дом (в том числе с двором) как вещь неделимую, обращая внимание на некоторые исключения[16]. Автор под нежилыми помещениями понимает, прежде всего, части жилого многоквартирного дома, находящиеся в режиме общей долевой собственности.

О.Ю. Скворцов, выделяя нежилые помещения в качестве самостоятельных объектов гражданских прав, подчеркивает их производный, рукотворный характер. При этом среди производных объектов автор также выделяет здания и сооружения[18]. И.

Исрафилов, соглашаясь с указанной позицией, также обращает внимание на то, что нежилое помещение может означать как здание в целом, так и его часть[20].

Автор рассматривает вопрос и о том, что является реальным воплощением объекта, если общие стены смежных помещений по горизонтали являются общими для их собственников, так же как потолок и пол для смежных помещений по вертикали[22].

Источник: http://www.pravgos.ru/en/item/ponyatie-i-specifika-nezhilyh-pomeshhenij-kak-obektov-nedvizhimosti

Жилые и нежилые помещения

Нежилое помещение как объект недвижимости

/ Статьи / Жилые и нежилые помещения – объекты недвижимости

Библиографические данные о статье:
Гонгало Б.М. Жилые и нежилые помещения – объекты недвижимости // Российское право: образование, практика, наука. № 9 (62). 2009. С. 26-30.

Гонгало Бронислав Мичиславович

Источкник: Российское право: образование, практика, наука. № 9 (62). 2009.

По поводу помещений складываются различного рода правовые связи (устанавливаются вещные права, возникают обязательства (купли-продажи, дарения, аренды и т.д.) и наследственные правоотношения). Между тем весьма спорным является само понятие помещения как объекта гражданских прав.

Легальное определение жилого помещения содержится в ч. 2 ст. 15 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ). Одним из признаков жилого помещения является то, что оно (жилое помещение) является недвижимым имуществом.

На первый взгляд, выделение такого признака не требуется.

Тем более что Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) признает жилой дом, квартиру, часть жилого дома или квартиры (жилое помещение) недвижимостью (ст. 334, 549, 601); в силу ст.

1 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» жилые помещения относятся к недвижимому имуществу. Однако в таком указании есть смысл.

В соответствии с п. 1 ст. 130 ГК РФ, к недвижимости относятся земельные участки и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Вещные права на недвижимость подлежат государственной регистрации (ст. 131 ГК РФ).

К сожалению, немалое количество граждан все еще проживают в сборно-разборных домах, вагончиках, балках и т.п. Такие объекты не являются недвижимым имуществом (нет прочной связи с землей).

Отношения по поводу их использования для проживания жилищным законодательством не регулируются (в соответствующих случаях применяются нормы гражданского законодательства о договоре имущественного найма (аренды).

Именно это и подчеркнуто указанием на то, что жилым помещением, то есть вещью, являющейся объектом жилищных прав (ч. 1 ст. 15 ЖК РФ), признается помещение, относящееся к недвижимому имуществу.

Само словосочетание «нежилое помещение» означает, что соответствующее понятие определяется негативным образом: это помещение, не предназначенное для проживания граждан.

В зависимости от функционального назначения нежилые помещения бывают производственными, административными (конторскими), торговыми, складскими и т.д. Нежилое помещение может состоять из одной или нескольких (множества) комнат. Нежилое помещение является недвижимостью (ст.

1 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Признание здания (в том числе жи-

–26–

лого дома) недвижимым имуществом по природе не вызывает сомнений. При характеристике других помещений (части здания, квартиры, части квартиры) в литературе высказываются различные точки зрения. Как представляется, многообразие позиций может быть сведено к трем концепциям.

«Концепция фикции». По мнению Е. А. Суханова, «жилищное законодательство относит к объектам недвижимости квартиры и иные жилые помещения в жилых домах и иных строениях.., т.е. по сути — составные (несамостоятельные) части недвижимых объектов»[1] (выделено мной.

Б.Г.).

И далее: «…законодательное объявление их недвижимостями — самостоятельными объектами гражданских правоотношений — в действительности представляет собой юридическую фикцию, вызванную к жизни остротой жилищной проблемы и определенными недостатками законодательства»[2].

В Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе указывается: «Помещение в отличие от здания лишено какого-либо материального выражения. Таким образом, помещение — это вещь исключительно в юридическом смысле этого слова»[3].

«Концепция пространства». Некоторое распространение имеет точка зрения, в соответствии с которой помещение есть пространство, ограниченное трехмерным замкнутым контуром, который имеет вход[4].

Впрочем, иногда «пространственная теория» выглядит по-иному: по мнению С. А. Степанова, «недвижимые вещи суть пространство, ограниченное “чужими” правами.

Недвижимости неминуемо есть перераспределение субъективных прав»[5].

В сущности, «концепция фикции» и «концепция пространства» — «близнецы-братья», поскольку та и другая базируются на отрицании материальности жилого помещения, отрицании недвижимого характера жилого помещения, объявлении квартиры, комнаты недвижимостью в силу закона, а, не исходя из естественных свойств.

Концепция материального объекта. По мнению ряда исследователей, жилое помещение представляет собой вещь. Причем вещь недвижимую. К тому же, недвижимую по природе[6].

В 60-е годы прошлого века один из виднейших французских цивилистов Р.

Саватье утверждал: «Юристы не обладают еще достаточными техническими представлениями для того чтобы рассматривать право собственности на помещение прежде всего как право на пространство, ограниченное определенными координатами… Не это ли пространство является действительным имуществом, приобретаемым людьми, местом, в котором проходит их жизнь и в котором стены, пол и потолок являются только рамками? Не это ли пространство является в действительности (пусть не осознанным) объектом сделок и обязательств, касающихся недвижимого имущества?»[7]. Данная позиция, независимо от того, признавать ли ее правильной или не соглашаться с ней, становится понятной, если учесть, что вся работа Р. Саватье в целом пронизана идеей: «…всякое имущество, в сущности, выступает как право»[8]. И еще: «Утверждение о том, что любое имущество является недвижимым или движимым, — нелепая фикция»[9].

Такая позиция представляется логичной, если учесть исходную посылку Р. Саватье о дематериализации вещей (другое дело, стоит ли принимать эту логику).

Чем же обусловлено появление указанных концепций в отечественной цивилистике?

Традиционно помещение признавалось предметом материального мира. Так, К. П. Победоносцев отмечал: «На практике допускается отдельное владение, напр., частями лавки (торговым помещением. – Б. Г.) – полулавкой, четвертью лавки и т.п. Нет основания отрицать такое владение, когда оно

–27–

действительно отграничено не идеально только долей участия, но и материально»[10]. И далее указывается, что «нередки случаи такого рода, что одному лицу принадлежит лавка, а другому – подвал под лавкой»[11]. По мнению Г. Ф.

Шершеневича, «по существу дом должен предполагаться вещью раздельной (делимой на помещения. – Б. Г.) …предположение это может быть опровергнуто доказательством невозможности деления данного дома с сохранением за частями экономического значения целого»[12]. Кроме того, Г. Ф.

Шершеневич писал: «Отдавать в наем можно только вещи физические, как движимые, так и недвижимые»[13]. При характеристике обязанностей хозяина (наймодателя) отмечено, что «нанявшему квартиру для житья не может быть предоставлена лавка»[14]. Что же, Г. Ф.

Шершеневич считал квартиру движимой вещью? С. И. Аскназий рассматривал право на жилплощадь как «право на чужую вещь»[15].

О. А. Красавчиков, характеризуя объект жилищного отношения, отмечал: «Отграничение данного объекта от объекта всех иных имущественных (экономических) отношений, регулируемых гражданским правом, состоит в том, что таковым выступает локализованная часть “второй природы” (т.е.

природы, созданной руками человека, которая материализована, овеществлена в виде известного сооружения, точнее его определенного строительно-архитектурного компонента, в виде квартиры или комнаты, специально предназначенной для проживания»[16]. В. Ф.

Маслов называл предметом договора найма жилого помещения «индивидуально-определенную вещь особого рода — жилое помещение»[17]. П. И. Седугин указывает: «Согласно ст. 130 ГК РФ здания (в том числе жилые помещения) относятся к недвижимости (недвижимому имуществу)»[18].

О жилых помещениях как недвижимости говорит П. В. Крашенинников[19].

Справедливости ради надо отметить, что в большинстве своем о помещении говорилось как о вещи, не акцентируя на этом внимание (квалификация помещения как вещи воспринималась как сама собой разумеющаяся).

Как представляется, появление «концепции фикции» и «концепции пространства» есть следствие того, что, начиная с 1988 года, появилась возможность иметь квартиры в собственности. Стало быть, потребовалось определить соотношение понятий «квартира» (или «помещение», «жилое помещение») и «жилой дом» (или «здание»).

К тому же «реабилитация» категории «недвижимое имущество»[20], естественно, повлекла дискуссию о том, что следует понимать под недвижимостью и, в частности, считать ли недвижимостью помещения (квартиры в том числе). Так, по мнению В. В.

Чубарова, «признание помещений в здании самостоятельными объектами недвижимости означает одновременное отрицание здания в качестве объекта недвижимости. Последнее в этом случае существует технически, но не юридически»[21]. Говоря о государственной регистрации прав на недвижимость, Е. А.

Суханов указывает, что «до момента такой регистрации вновь создаваемая недвижимая вещь в этом качестве юридически не существует»[22].

По строгому счету, все сводится к понятию недвижимости. Ведь помещение (квартира, изолированная комната) всегда признавалась объектом правоотношений. И это никто никогда не оспаривал. До тех пор, пока в законодательстве не возродилось понятие недвижимости, и, естественно, мы обратились к уяснению содержания этого понятия.

Недвижимостью признается земельный участок и все, что прочно связано с землей (ст. 130 ГК РФ). Безусловно, жилой дом имеет такую связь. А помещения, в нем находящиеся, висят в воздухе?! Собственно, жилой дом и состоит из помещений.

Когда говорится о помещениях как «составных (несамостоятельных) частях недвижимых объектов», то надо, очевидно, вспомнить, что эти самые объекты только из этих составных (якобы «несамостоятельных») частей и состоят. Указание на то, что помещение есть пространство, ограниченное стенами, потолком и полом, само по себе верное. Точно так же, как, предположим, характеристика автомобиля как (движущегося) пространства, ог-

–28–

раниченного кузовом автомобиля. И что из того? Это не вещь? Кстати, одноквартирный жилой дом, безусловно являющийся объектом недвижимости, также представляет собой часть пространства, ограниченную… И что из того?!

Помещения отвечают всем признакам вещей — это предметы материального мира, могущие быть в обладании человека и служащие удовлетворению его потребностей.

Многоквартирный дом, конечно же, представляет собой недвижимое имущество (недвижимую вещь), поскольку он отвечает всем признакам, указанным в ст. 130 ГК РФ. Но в силу закона (ГК РФ, ЖК РФ) признаются права на такие объекты недвижимости, как помещения, являющиеся частями жилого дома, и общее имущество данного многоквартирного дома[23].

Правовой режим нежилых помещений, к сожалению, не определен. 23 июля 2009 г. Высший Арбитражный Суд внес некоторую определенность в решение вопросов режима помещений общего пользования в нежилых зданиях, разъяснив возможность применения по аналогии 249, 289, 290 ГК РФ к такого рода отношениям*.

Как представляется, правовой режим таких помещений должен быть аналогичным правовому режиму жилых помещений. Думается, наиболее правильно было бы изменить правила, сформулированные в главе 18 ГК РФ (ст.ст.

288-293), с тем, чтобы распространить их действие и на нежилые помещения (естественно, отразив и особенности, например, о назначении жилых помещений, недопустимости размещения в жилых домах промышленных производств и т.п.).

Затронутые здесь проблемы заслуживают отдельного и весьма обстоятельного рассмотрения. Но трудно удержаться от замечания более общего характера.

До чего мы дожили? Если в советские времена фикция объявлялась чуждой (советскому) праву, то ныне мы охотно объявляем фикцией реально существующие вещи.

По-видимому, скоро нас (юристов) люди, не искушенные в юриспруденции, попросту перестанут понимать: стоит жилой дом, люди в нем живут (влюбляются, женятся, детей рожают…), но права на этот дом не зарегистрированы, и юрист утверждает: «Дома нет!» Как не вспомнить бессмертное: «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим».

Человек приобретает квартиру как материальное благо (вещь), призванное удовлетворять жилищную потребность. Не тут-то было. Оказывается, он приобрел нечто несуществующее (или часть пространства).

Стиль и язык закона, а также юридической науки не могут принципиально отличаться от обычного (обиходного) языка[24]. Поэтому, формулируя понятия недвижимого имущества, и помещения в том числе, вряд ли правильно игнорировать общепринятые понятия, достижения правовой науки и суть реально существующих общественных отношений.

И не надо революций! При совершенствовании гражданского законодательства тоже.

 –29–

* См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. № 64.

[1] Гражданское право: В 4 т. Том I / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2004. С. 405.

[3] Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе. Совет при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства; Исслед. центр частного права / Под общ. ред. В. В. Витрянского, О. М. Козырь, А. А. Маковской. М., 2004. С. 49.

Эта точка зрения имеет достаточно широкое распространение. См., например: Гражданское право: В 3 т. Т. 1 / Отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М., 2003. С. 256 (автор главы — А. П. Сергеев); Гражданское право: Учебник. Т. I / Под ред. О. Н. Садикова. М., 2006. С. 154 (автор главы – И. Ш.

Файзутдинов).

[4] Дроздов И. А. Тенденции развития жилищного законодательства // Труды по гражданскому праву / Под. ред. А. А. Иванова. М., 2003. С.133.

[5] Степанов С. А. Парадокс недвижимых вещей // Проблемы теории гражданского права. Вып.2. Институт частного права; М., 2006. С. 142. См. также: Степанов С. А. Недвижимое имущество в гражданском праве. М., 2004. С. 147 и сл.

Источник: http://www.civilista.ru/articles.php?id=67

Нежилые помещения как объект недвижимости – международный студенческий научный вестник (электронный научный журнал)

Нежилое помещение как объект недвижимости
1 Яныбина К.А. 1 Романченко Е.О. 1 1 ФГБОУ ВО «Башкирский государственный аграрный университет» В статье рассмотрели объекты нежилого помещения по аналогии с жилыми. Провели анализ, согласно которого помещение не может выступать самостоятельным объектом гражданских прав.

Это объясняется тем, что отрицается возможность признания права собственности на часть здания, каковой и является помещение. Такая позиция во многом основана на признании здания сложной неделимой вещью, раздел которой на отдельные помещения в натуре невозможен без разрушения, повреждения или изменения ее назначения.

Приведен пример о том, что нежилые помещения представляют собой объекты недвижимости, входящие в состав зданий, сооружений, однако не считает правильным отождествлять их со зданием или сооружением, несмотря на то, что они неразрывно связаны между собой.

Пришли к выводу, что целевое назначение помещения имеет важное практическое значение, и указывается не только в проектной документации, необходимой для возведения объекта капитального строительства. 1. Федеральный закон от 21.07.1997 г. № 122–ФЗ (ред. от 29.12.2015) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // СЗ РФ. 1997. № 30. Ст.

3594. 2. Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. – СПб., 2012. – С. 376.
3. Макеев П.В. «Нежилое помещение»: понятие, признаки и его дефиниция // Право и политика. – 2013. – № 2. – С. 28. 4. Поваренкина И.В. Правовой режим нежилых помещений как объектов гражданских правонарушений в РФ // Вестник Восточно-Сибирской открытой академии.

– 2015. – № 17 (17). – С. 12. 5. Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 г. № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» // ВВАС РФ. 2009. № 9. 6. Сафонов А.В. Нежилое помещение как объект гражданских прав: дис…. канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2011. – С. 14.

Несмотря на то, что законодательно нежилые помещения признаются самостоятельными объектами гражданских прав (абз. 3 ст. 1 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее – ФЗ № 122), в доктрине этот вопрос не имеет однозначного решения [1].

И.В. Поваренкина делая вывод о том, что нежилые помещения представляют собой объекты недвижимости, входящие в состав зданий, сооружений, однако не считает правильным отождествлять их со зданием или сооружением, несмотря на то, что они неразрывно связаны между собой.[4]

В.А. Лапач указывает на то, что ст. 130 ГК РФ прямо не относит помещение к недвижимому имуществу, но такой вывод противоречит норме этой статьи, так как в ней указано: «Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество» [2]. Более того, согласно п.

3.3 Концепции развития гражданского законодательства РФ и вовсе предлагается исключить эту норму, тем самым сделав перечень объектов недвижимости закрытым.

С одной стороны, возможно, такие изменения помогут избежать споров между хозяйствующими субъектами в части установления, относится предмет спора к недвижимости либо является вещью иного характера.

С другой стороны, в процессе толкования такой нормы возникнет вопрос, может ли помещение, жилое или нежилое, рассматриваться в качестве самостоятельного объекта гражданских прав.

В цивилистике существует точка зрения, согласно которой помещение не может выступать самостоятельным объектом гражданских прав.

Это объясняется тем, что отрицается возможность признания права собственности на часть здания, каковой и является помещение.

Такая позиция во многом основана на признании здания сложной неделимой вещью, раздел которой на отдельные помещения в натуре невозможен без разрушения, повреждения или изменения ее назначения.

Что касается судебно-арбитражной практики, то нужно обратить внимание на п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.07.2009 г. № 64, положения которого по смыслу и содержанию совпадают с общепризнанной научной позицией, рассмотренной в обеих концепциях развития гражданского законодательства [5].

Так, если собственник здания в соответствии со ст. 41 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости» решил выделить из его состава одно или несколько помещений, то при внесении в реестр записей о них прекращается право собственности на здание в целом, о чем делается соответствующая запись в реестре.

Указанный подход нашел свое отражение в проекте Федерального закона № 47538–6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Проект № 47538–6), в котором предлагается следующее: «Государственная регистрация права собственности на помещение во вновь возведенном здании может быть произведена только после государственной регистрации права собственности на здание, в котором расположено данное помещение». Таким образом, впоследствии при государственной регистрации права собственности на помещение прекращается право собственности на здание, где находится это помещение, и наоборот [4].

В итоге на отдельные помещения, выступающие самостоятельными объектами гражданских прав, могут быть разделены в первую очередь здания. Также могут быть разделены строения и сооружения (п. 5 ч. 1 ст. 7 Закона о кадастре), и, как правило, такие помещения будут нежилыми.

Объекты же незавершенного строительства не могут быть разделены на отдельные помещения, так как в этом случае речь идет о сложной вещи, когда одна вещь, а именно помещение, жилое либо нежилое, включается в состав другой вещи.

Но объект незавершенного строительства не является полноценной вещью, в том смысле, что его использование не может быть осуществлено в полной мере его собственником ввиду незаконченности процесса его строительства.

Такой подход подтверждается не только ранее рассмотренными позициями ученых- цивилистов, отраженными в обеих концепциях развития гражданского законодательства, но и в судебной практике.

Что касается определения понятия «нежилое помещение», то при его формулировании важно установить, в каком значении оно употребляется. В широком смысле нежилое помещение представляет собой материально- физический объект, обладающий определенным рядом характеристик и свойств.

Здесь речь идет об обыденном понимании помещения, к примеру, здание, состоящее из одного нежилого помещения. В узком смысле понимается юридическая категория, а не материально-физический объект.

В связи с тем, что нежилое помещение может выступать самостоятельным объектом гражданских прав, для его определения следует использовать конструкцию фикции по аналогии с недвижимым имуществом, когда факт действительности «подводится» под понятие (формулу), прямо противоречащее факту.

П.В. Макеев, рассматривая нежилое помещение по аналогии с жилым формулирует определение понятия нежилого помещения, на основе признаков жилого помещения [3].

В науке выделяют следующие признаки нежилого помещения [6]:

1) 1. недвижимый характер нежилого помещения;

2) 2. изолированность нежилого помещения;

3) 3. предназначенность нежилого помещения рассматривается учеными в двух значениях: для производственных, административных, торговых, социальных, образовательных, культурных и других целей и не для проживания граждан.

Иногда оба варианта предназначенности объединяют, например, предназначенность для использования в производственных, социальных, лечебно-санаторных или иных целей, кроме целей проживания граждан.

Стоит отметить, что целевое назначение помещения имеет и важное практическое значение, так как оно указывается не только в проектной документации, необходимой для возведения объекта капитального строительства (ч. 13 ст.

48 Градостроительного кодекса (далее – ГрК РФ), но и отражается в графе «Назначение» в записи подраздела I правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных Приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 23 декабря 2013 года № 765;

4. пригодность нежилого помещения для определенного использования. Выделяя признак пригодности нежилого помещения, ученые говорят о соответствии нежилого помещения строительным, техническим и противопожарным нормам.

А.В. Сафонов определяет нежилое помещение как «часть составной недвижимой вещи (здания), являющейся механическим соединением некоторой совокупности частей, самостоятельное юридическое существование которых невозможно, пока они входят в состав данной вещи.

Указанные части образуют единое целое, представляют собой одну вещь в натуральном и юридическом выражении и приобретают статус объектов гражданских прав в случае их юридического выделения из состава здания». Несмотря на такой подход, А.В.

Сафонов рассматривает нежилое помещение в качестве самостоятельного объекта гражданских прав и указывает на то, что при выделение помещения из состава здания к последнему невозможно применить правовой режим недвижимого имущества, так как одновременное существование одной недвижимой вещи в объеме другой недопустимо.[6]

Понятие помещения в общем виде определено федеральным законодательством. Согласно п. 14 ст.

2 Технического регламента о безопасности зданий им признается «часть объема здания или сооружения, имеющая определенное назначение и ограниченная строительными конструкциями».

Ввиду большого разнообразия нежилых помещений различного характера и назначения в ряде сводов строительных норм и правил даются их четкие определения.

Что касается материально-физического выражения помещения, что необходимо для полноты определения содержания этого понятия, то представляется возможным рассматривать в этом качестве площадь, которая определяется «по размерам, измеряемым между отделанными поверхностями стен и перегородок на уровне пола».

Так, помещения можно разделить на две категории: основные (самостоятельные) и вспомогательные(служебные). Такое деление основано на принципе деления вещей на главную и принадлежностью.

Следовательно, вспомогательные нежилые помещения (принадлежность к главной вещи – основным жилым либо нежилым помещениям) по функциональному назначению обслуживают одно или несколько помещений и неразрывно связаны с системами жизнеобеспечения здания (сооружения). Такой подход поддерживается и учеными.

Некоторые ученые выделяют еще и технические нежилые помещения, которые, к примеру, наряду с конструктивными элементами и внутридомовым оборудованием являются просто общим имуществом дома, их даже нельзя отнести к недвижимому имуществу (нежилым помещениям).

Президиум ВАС РФ в п. 1 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой, указал, что крыша представляет собой конструктивный элемент здания и не является самостоятельным объектом недвижимости, который мог бы быть передан в пользование отдельно от здания.

Таким образом, вопрос об отнесении нежилых помещений к самостоятельным объектам гражданских прав решен не окончательно. Если жилые помещения используются исключительно для проживания граждан, то нежилые используются более широко. Неотъемлемым признаком нежилого помещения является его связь с землей.

Таким образом, на основании изложенного под нежилым помещением следует понимать самостоятельный объект недвижимого имущества, являющийся частью объема объекта, в котором он расположен, ограниченный трехмерным контуром при наличии входа, имеющий определенное целевое назначение (производственные, административные, общественные и иные цели) и не предназначенный для постоянного проживания граждан.

Библиографическая ссылка

Яныбина К.А., Романченко Е.О. НЕЖИЛЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ КАК ОБЪЕКТ НЕДВИЖИМОСТИ // Международный студенческий научный вестник. – 2018. – № 3-7.;
URL: http://eduherald.ru/ru/article/view?id=18695 (дата обращения: 06.01.2021).

Источник: https://eduherald.ru/ru/article/view?id=18695

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.